Par mums Raksti Dzeja Galerija Saites Iespējas Venera Pasākumi Jautājumi

Назад

.PDF Версия для печати


Американская мечта давно в прошлом


Что по вашему произошло в 1991 году? У всех ведь разные взгляды.

К.Сёмин: Объяснить то, что произошло, можно по-разному. То ли было это предательство, то ли неизбежное следствие развития социализма, что, дескать, эксперимент не мог закончиться по-другому - разные есть взгляды на этот счёт, но в любом случае и для нашей страны и для мира в целом (что не менее важно) это была катастрофа, которая лишила и страну и мир альтернативного сценария развития.

Внезапно оказалось, что единственная дорога, по которой мы теперь вынуждены ковылять, это дорога грабежа, эксплуатации, неравенства и в конечном счёте - войны. Это последнее слово перечеркивает все сказочные достижения капитализма, которыми нас пытаются заболтать. Все айфоны, все гаджеты, все илоны маски, все блестящие голливудские улыбки перечеркиваются одним этим словом. И теория, которую я по мере сил стараюсь пропагандировать, как раз открывает людьям глаза на ту неприглядную тяжёлую истину, что капитализм означает противоречия, которые он сам не может разрешить.

Самые крупные и трагические из этих противоречий оборачивается войной. Неизбежной войной, будь то война между крупными государствами или война внутри какого-то из этих государств между различными группами людей. Поэтому, когда на одной чаше весов оказывается Такое, а на другой Сирия, Ирак, Ливия, Югославия, Венесуела, Украина и так далее, нужно понимать, что всё это не останется за пределами какого-то мирка, в котором мы сохранились, наша ипотечка, наша маленькая хорошо обставленная кухня, наш комфортный и непроницаемый аквариум - такого не будет. Стенки этого аквариума вовсе не так прочны, как нам хочется думать.

Поэтому для меня это, с одной стороны, жуткая катастрофа, которую возможно был шанс предотвратить или отсрочить. Но с другой стороны это следствие развития некоторых тенденции, некоторых факторов внутри Социалистической системы по взаимодействию Социалистической и капиталистической систем, которое наверное можно было как-то спрогнозировать.

 Это не означает, что сам по себе Социализм похоронен, дискредитировал себя раз и навсегда. Это означает, что на данном витке исторического развития результат такой. Это также означает, что следующий виток развития неизбежен и ошибки предыдущего этапа обязательно будут учтены на следующем. Вопрос в том, увидим ли мы эту счастливую пору, застанем ли мы её с вами.

То есть вы верите в будущее левых идей?

К.Сёмин: Да, я не просто верю, я не сомневаюсь!

Посмотрите, что происходит в Европе, посмотрите, что происходит в Соединенных Штатах, посмотрите на крупнейшую забастовку в истории человечества, которая сейчас сотрясла Индию - 200 миллионов человек принимали участие в этой забастовке.

Посмотрите на забастовки охватившие латинскую Америку, посмотрите на растущие противоречия между крупнейшими (как сказали бы ещё позавчера) империалистическими государствами, которые тоже вот-вот могут обернуться большим мордобоем.

Всё это человечество видело в начале 20 века. И точно также в начале 20 века больше десяти лет человечество было опьянено идеей глобализации, строительства мира без границ, когда кабели телеграфа соединят старый и новый свет, когда Атлантику будут бороздить комфортабельные круйзные лайнеры. И потом всё это закончилось катастрофой. Я имею в виду не Титаника, а Первую мировую войну, доказавшую, что люди ещё в середине 19 века утверждавшие, что этот корабль обречён, были правы.

Я до сих пор не понимаю – ведь обьединение это естественный путь, по которому должны все пройти. Ну точно также как из родов, племен складывались первые общины, потом государства. В теории последние границы должны исчезнуть?

К.Сёмин: Левая идея этого не отрицает. Она говорит, что окончательное обьединение невозможно на капиталистическом базисе, потому что капитализм есть синоним противоречий. Внутри себя он рождает противоречия. В первую очередь, противоречия между трудом и капиталом; между теми, кто работает и теми, кто владеет средствами производства. Возникает противоречия не только между трудящимисья и эксплуататорами, но и между группами эксплуататоров, и эти противоречия неразрешимы. Они рано или поздно оборачивается большой кровью. Внутри этой системы невозможно найти какие-то соглашения.

Капиталисты всего мира только что в январе собрались в Давосе. Они в очередной раз пытались в своих кулуарных встречах как-то нащупать способ выскочить из воронки всемирного экономического кризиса, который продолжается с 2008 года, и мы видим всё новые и новые отчеты, которые внушают только страх и депрессию. Они пытались найти выход, как с этим чего-то сделать.

Волны эмиграцыи распространяющиеся от тех зон, где идут боевые действия, захлестывает сейчас развитые, богатые, сытые цивилизованные страны. Рост национализма. Лопнули все интеграционные схемы, которые внутри глобализации придумывались. Лопнула NAFTA, лопнул Евросоюз - мы должны увидеть, как Англия выскочит из него.

Одновременно с этим автоматически возникли и напомнили о себе сепаратистские националистические движения в практически каждой стране. В Бундестаг попала ультраконсервативная, ультранационалистическая партия «Альтернатива для Германий». Практически во все Европейские парламенты пришли правые. На улицах Парижа вместе с социалистами маршируют откровенные фашысты.

Если Англия выходит из Евросоюза и Brexit состоится, то там уже на низком старте находится ирландские националисты, добивающиеся собственной независимости.

В конце концов, раздается кличь Дональда Трампа: Сделаем Америку снова великой! Этому кличу вторят такие же маленькие Трампы в каждой стране, в каждом государстве, которым тоже хотелось бы стать снова великими -  от Эрдогана до Румынии или Венгрии - это везде и повсюду происходит.

Это ровно то, что наблюдалось столетие назад. Ровно то, что уже было. Идеи эти не устарели и едва ли устареют быстро.

Как вы думаете, чем это грозит нам?

К.Сёмин: Нам это грозит тем же, чем это грозило Российской империи.

Нам это грозит перспективой оказаться самым слабым звеном среди соревнующихся звеньев капиталистической системы. Мы действительно чрезвычайно слабы. Осознавая это, изучая наше общество с самых разных ракурсов, смотря на то, что происходит в образовании, смотря на то, что происходит в здравоохранении, в обороне, в науке, я понимаю, что мы слабы чрезвычайно.

Та сладкая патока, которой залиты наши телевизионные экраны - она в действительности не в состоянии скрыть ужас деградации и разложения. Если мы с этим нашим разложившимся нутром втянемся в большую империалистическую драку, которая очень отчётливо пахнет в воздухе, то я думаю, что результаты для нас могут быть очень плачевны, несмотря на все унаследованные нами от Советского Союза виды вооружений.

Вы долгое время жили, учились, работали в США. Неужели увиденное в мекке демократии и капитализма не пошатнуло вашой веры в левые идеи?

К.Сёмин: Во первых, Соединенные Штаты - это не такая одномерная и однозначная история, как может показаться снаружи. Это не просто страна населённая «пиндосами», которые либо не знают о том, что Россия вообще существует, либо мечтают Россию уничтожить.

В Соединенных Штатах есть огромное количество людей, которые недовольны сложившимся положением вещей, в первую очередь, в самих Соединенных Штатах. Иначе откуда бы взялись сейчас многотысячные митинги американских учителей. Сейчас они проходят в Лос-Анджелесе, в Сиэтле, в Вашингтоне, и это не связано ни с какой международной проблематикой.

Это отражает те самые противоречия, накопившиесья внутри американского общества - их немало. Сейчас назревает большая забастовка работников автомобильной промышленности. Конечно мы можем сказать, что тому, от чего они бунтуют, каждый из нас бы позавидовал, но это далеко не так.

Жизнь простого американского рабочего - это далеко не сахар, как бы это не представлялось отсюда. Я посмотрел на Америку с разных ракурсов. Я был в беднейших городах этой страны. Я был в городе Камден, что покруче чем Детройт, это бывшая промышленная столица штата Нью-Джерси, где находилась штаб-квартира, если не ошибаюсь, «General Electric» в какой-то момент. Сегодня это город бомжей, убийц, проституток, наркоманов - это страшно. Там даже из машины выйти опасно, не то что достать камеру.

Таких городов не мало на самом деле. И это оборотная сторона той модели, которую нам по-прежнему пытаются рекламировать. С этой стороной никто не знаком.

Последние несколько лет я жил на границе с Гарлемом, где, в частности когда учился в американском университете, отснял не один свой кинофильм. Я знаю, что такое оборотная сторона этой действительности, я хорошо с ней соприкасался.

Я знаю, что такое бедность по американски, нищета по американски, страдания по американски, отсутствие медицинской помощи по американски - всё это существует и всё это нам очень мало знакомо. Хотя, сейчас копируя многие модели (рынок автострахования, телевидение, мы всё копируем от туда), мы копируем форму, а вместе с ней приходит и содержание – нищета, деградация, жуткое страшное расслоение на тех, кто обречен умерать, кто заранее уже с рождения списан со счетов и никогда ничего не добьется, и тех, кто имеет право – те, кто сразу же записан в элиту - в тонкую прослойку неприкасаемых.

Неужели американцы такими кастами живут?

К.Сёмин: Конечно! Сейчас та история американской мечты, которая привлекала в том числе волну за волною российских эмигрантов, то есть - я приехал, у меня ничего не было, а через 10 лет я сколотил капитал - я превратился во что-то - эта история больше не работает. У нас об этом мало рассказывают, но она не работает. Это, кстати, одна из причин того, что так возмущены и так раздражены сами американцами.

Почему Трампа избрали? Трампа же избрала ни какая то просто консервативно ностальгически настроеная часть американского общества, а это бунтующий белый, находящийся на грани потери работы трудящийсья.

Это в первую очередь имеет экономическую природу, и это расслоение, это отсутствие перспектив, это жизнь от зарплаты до зарплаты, плюс на тебя ещё давят кредитные обязательства. Не дай Бог, ещё заболеешь, то это вообще катастрофа.

Мы этого не осознаём и, кстати, европейцы это не часто осознают, потому что в Европе ещё действует довольно сильная система социального страхования. Даже в Германии, где тоже ситуация усугубляется, людям трудно понять, что это такое, когда у тебя нет медицинской страховки, и ты заболел и тебе никто не придет на помощь, или к тебе придут на помощь так, что потом твой двери вынесут коллекторы, когда ты не сможешь расплатиться за оказанную тебе помощь.

Правда, что многие блага для рабочего класса в современной Европе появились благодаря Советскому Союзу?

К.Сёмин: Совершенно верно и именно так. Боялись Парижской весны 1968 года и боялись других социальных движений, поэтому то, что предоставлялось Западному пролетарию, давалось во многом авансом для того, что-бы пролетарий не танцевал под музыку Советского Союза, чтобы не позволить этой «красной чуме» распространится и «захватить» ещё какую-то территорию в Западной Европе или в Соединенных Штатах.

Сейчас от этих уступков отказываютсья. Что такое пенсионная реформа Макрона? Тоже самое. Его не любят, и между тем, что делает Макрон, и тем, что делают у нас, очень много общего - это те же самые процессы.

Поскольку кризис экономический продолжается, каждый начинает считать вершки и корешки. Кто будет за всё платить? Естественно, самый бесправный – тот, у кого проще всего отобрать. Поэтому отбирают то, что было в годы Холодной войны с барского плеча даровоно, и рабочие это по-тихонечку начинают осозновать. Но нету уже Советского Союза, к которому можно было бы обратиться за помощью, котороый можно было бы считать своим где-то далеко находящимся союзником. Нет больше никакого Советского Союза и Ленина нет и никаких коммунистов нет. Пожалуйста, вот у тебя счёт за медицинские услуги, а вот у тебя телефон коллекторов, которые будут тебя вытаскивать из дома.

Всё то, о чём нам «врала» Советская пропаганда и «Международная панорама», оказывается правдой. Я своими глазами это видел.

Я безусловно отдаю дань уважения многим достижениям американского капитализма. Находясь в Штатах, этого не видеть невозможно. Колоссальное инфраструктурное строительство, полет инженерной мысли - это не видить нельзя, отрицать нельзя. Как в Советские годы сталинских пятилеток об этом говорили Ильф и Петров, которые ездили по одноэтажной Америки, они писали прьямо - этим нельзя не восхищатся, этому нельзя не завидовать, у этого нельзя не учитсья, это действительно пройзводит впечатление.

Но у этой действительности есть и оборотная сторона, и эту оборотную сторону я очень хорошо видел, очень хорошо знаю. Так например, когда затопило Новый Орлеан в 2005 году, когда ураган «Катрина» прошёлсья по штату Луизиана, я там оказался и тоже посмотрел на то, как выглядит изнанка американского общества, совершенно нам не знакомая. А это страшная изнанка. Это страшная изнанка общества, которое построено на живодёрских законах, которая, как только ты сдираешь с нее этот гламурный эпидермис, превращается реально в джунгли.

Когда у нас существовал Советский Союз, мир условно был поделён на две половинки. Может в этом была основная ошибка? Может стоит внутри каждой страны создавать полюса условно левых и правых идей, которые друг друга уравновешивают?

К.Сёмин: Я не согласен, что это нужно списывать на левую идею, дескать, левые идеи провоцируют иждивенчество. В каждом конкретном случае возможны ошибки и отступления, которые будут провоцировать такие настроения.

Для каждого права, для каждого консерватора, конечно, Социализм это всегда дармовая раздача благ, это всегда никто не работает и все едят. Даже в неправильном, в не совершенном Советском социализме действовал принцип: От каждого по способностям, каждому по труду. Это важное обстоятельство.

Трудится человек был обязан. Иждивенчество, на которое сегодня ссылаются - его на самом деле было гораздо меньше, чем нам пытаютсья сегоднья внушить, и гораздо меньше, чем оно есть сегоднья.

Когда сегодня молодые работники приходят устраиваться куда-нибудь и сразу требует себе громадный оклад, ничего не умея делать, и ничего не желая делать - это гораздо ближе к иждивенческой модели. Эта иждивенческая модель порождена не Социализмом.

То, что вы говорите, что в каждом обществе должно быть разделение на правых и левых, чтобы себя уравновешивать - это так не получается, к сожалению, потому что не бывает, чтобы какая из этих половин не взяла верх. Не временно, не постоянно.

Эта двухпартийная система, которая в США создана, и нам пытаютсья тоже её разрекламировать - это ширма. В действительности там правит бал та самая правая половинка - эксплуататорская половинка. Все остальные могут, конечно, митинговать, маршировать, высказывать свою точку зрения, тоько ее никто не услышит. Можно каким угодно быть левым, Берни Сандерсом, Джереми Корбином – не имеет значения. Ты ничего не решаешь и ничего не будешь решать, а взгляды ты можешь иметь какие угодно. Но банки, средства производства, предприятия будут принадлежать вот этим людям, и они никогда тебе ничего не отдадут. Поэтому система будет работать в интересах меньшинства за счет большенства. А называтся это будет как угодно.

И возможна другая ситуация. Единственно возможная другая ситуация - когда уравнение выглядит ровно противоположным образом - когда большинство навязывает свою волю меньшинству, когда устанавливается та самая пресловутая диктатура пролетариата, когда средства производства находятся во власти трудящегося большинства, а те, кому они принадлежали раньше, вынуждены с этим считаться или эмигрировать.

Но равновесия между двумя этими системами не бывает. Борьба между ними неизбежна, она и называется поэтому классовой борьбой. В этой борьбе обязательно должен быть один победитель. Гармонии между ними не бывает, не будет и не может быть.


Источник: https://www.youtube.com/watch?v=F6e_4fbNKw4



Baltu klubs | Sociopsiholoģijas asociācija | Lielās Mātes Sapulce | Lāču kopa