Par mums Raksti Dzeja Galerija Saites Iespçjas Venera Pasâkumi Jautâjumi

Назад

.PDF Версия для печати


Т.П.Сергеева

кандидат технических наук,

Главная астрономическая обсерватория НАН,

Киев

 

«Большой совершенный человек»

С.Н.Рерих о своем отце

 

Николай Константинович был примером для каждого.

Это образ того совершенного человека, к которому в

свое время стремился Конфуций. Большой совершенный

человек. И это тот образ, к которому мы должны стремиться,

чтобы создать пути в будущий новый прекрасный мир.

С.Н.Рерих

 

            «Когда я думаю о своем отце, меня переполняет невыразимое чувство любви и уважения к нему за все то, что он дал и без конца продолжает давать нам» [8, с. 74] – так сказал о своем отце Николае Константиновиче Рерихе – величайшем мыслителе ХХ века, знаменитом художнике, путешественнике, ученом, гуманисте и общественном деятеле планетарного значения его сын Святослав Николаевич Рерих – известный во всем мире художник, ученый, оригинальный философ и просветитель. Эту любовь и уважение он сумел передать в своих статьях и выступлениях. Рассказывая об отце, раскрывая перед нами всю неповторимую индивидуальность этого великого человека, он всегда находил самые высокие и торжественные слова. Свое сыновнее и человеческое отношение к отцу, всю глубину проникновения в суть его духовных и творческих поисков, свое сопереживание им он запечатлел в портретах Н.К.Рериха, сохранив для потомков облик и духовный образ этого великого человека.

            По статьям и выступлениям С.Н.Рериха мы можем проследить жизненный и творческий путь Николая Константиновича, увидеть его глазами близкого человека, сотрудника и сподвижника во всех делах, понять то главное, что составляло суть каждой вехи на этом пути. С ранних лет Святослав Николаевич был свидетелем и непосредственным участником жизни и творчества отца. Как вспоминал он, первые впечатления детства были связаны с кипучей деятельностью Николая Константиновича: «У него было очень много интересов. Весь день, а также утро и вечер, он проводил в работе. И теперь, когда оглянешься и посмотришь назад, видишь и удивляешься, сколько один человек мог сделать, мог дать! И все, что он делал, было на очень высоком уровне» [8, с. 54]. Общение с отцом, участие в его творческой и общественной деятельности много давало и самому Святославу Николаевичу. Он не раз говорил, что всем, чего достиг в жизни, обязан своим родителям: «Мои отец и мать, профессор Николай Константинович Рерих и Елена Ивановна Рерих, были моими неизменными проводниками, и благодаря им я познал великие ценности жизни и имел контакты

            с личностями, которые давно прошли по великому и царственному пути самоосвобождения» [8, с. 63]. «Вы сами знаете, как возрастают наши силы от некоторых контактов, как обогащается и озаряется наш Духовный Мир, как разрешаются, казалось бы, неразрешимые проблемы и все приобретает совсем особое значение» – так писал Святослав Николаевич П.Ф.Беликову о том, что давало ему общение и сотрудничество с родителями и приобщение к тому Высокому, что составляло суть их жизни [8, с. 49].

            Святослав Николаевич отмечал, что в их доме царила атмосфера Красоты, одухотворенного творчества, вдохновенного труда. Елена Ивановна и Николай Константинович уделяли особое внимание воспитанию сыновей, формированию их человеческих и творческих качеств, развитию их природных наклонностей и талантов. «Наш дом был полон и предметов искусств, и замечательных книг, и коллекций Николая Константиновича», – вспоминал С.Н.Рерих [8, с. 54]. Особенно он выделял коллекцию орудий каменного века, в сборе которой принимал посильное участие, и большую коллекцию картин фламандско-нидерландской живописи. Во время своих ежегодных экспедиций, к которым Рерихи приобщали сыновей с самого юного возраста, приходило постижение красоты природы во всем ее многообразии – от величественных ландшафтов до самых малых представителей флоры и фауны. К этому добавлялись впечатления, получаемые от посещения памятников древнего зодчества России, архитектурных чудес других стран.

            В жизни детей Рерихов не было случайных книг или ненужных предметов. Как правило, все, что их окружало (коллекции минералов и бабочек, гербарии, рисунки), было выполнено собственными руками совместно с родителями и под их руководством. Не было в их жизни банальности и праздности. Родители умели заинтересовать каждого из сыновей именно тем делом, к которому они проявляли склонность. Как говорил Святослав Николаевич, на их пути всегда ставилось то, что им было нужно [8, с. 54]. Это способствовало обучению и раннему развитию способностей. Елена Ивановна и Николай Константинович воспитывали детей личным примером, не отгораживая их от своей «взрослой» жизни. Наоборот, они очень рано стали вводить детей в круг своих дел. Святослав Николаевич вспоминал, что они с братом всегда присутствовали при всех разговорах родителей, приобщались к их философским и мировоззренческим интересам, проходили, по выражению Святослава Николаевича, ту «школу мысли» [8, с. 50], которая составила основу всей их дальнейшей жизни и творчества.

            Сильнее всего это проявилось в Карелии, где семья Рерихов оказалась из-за болезни Н.К.Рериха. Суровая и величественная природа Карелии, уединенность, отсутствие суеты больших городов способствовали тому, что дети, еще глубже проникшись философскими взглядами родителей, не только приняли их мировоззренческие позиции, но и переняли многие жизненно важные качества, такие, как дисциплинированность, систематичность, сосредоточение и способность к внутреннему самоанализу. Пребывание в Карелии явилось переломной вехой и в жизни самого Николая Константиновича. «Ладога дала ему новое устремление идей» – так лаконично подводит Святослав Николаевич итог этого важнейшего периода жизни отца [8, с. 75]. Уединенная жизнь среди природы, возможность глубокого сосредоточения, самоанализа и осмысления своего предназначения привели Рерихов на тот путь, по которому через всю свою жизнь они прошли «как по струне бездну – бережно и стремительно» [10, с. 326].

            Затем были ознаменовавшие начало нового периода деятельности Николая Константиновича выставки в Скандинавских странах, в Англии и в Америке. По словам С.Н.Рериха, «кипучая и богатая творческая жизнь» [8, с. 76] его отца как художника и общественного деятеля получила там новое претворение. Н.К.Рерих смолоду утверждал, что красота и подлинное искусство должны быть основополагающим началом жизни каждого человека, стремился воплотить эту идею в своей деятельности. Будучи директором Школы Общества поощрения художеств, он приложил много усилий для возрождения прикладного искусства, несущего красоту в самые широкие народные массы. Изучение народного искусства, собирательство секретов ремесла, как это было организовано в его народной мастерской в Талашкино, способствовали претворению народных традиций и в профессиональном искусстве. Особенно масштабно ему удалось реализовать свои идеи путем создания целой серии учреждений культуры в Америке: Института Объединенных Искусств, Международного центра искусств «Corona Mundi» («Венец Мира»), Музея Николая Рериха в Нью-Йорке, где под его непосредственным руководством реализовывалась заветная мечта о Музейоне – храме всех Муз [6, с. 202, 240]. Святослав Николаевич подчеркивал: «Николай Константинович основывал эти культурные организации на новых началах. Он хотел воплотить свои идеалы, чтобы искусство вошло в жизнь, вошло широко, было доступно народу. Он хотел, чтобы осознание красоты было ведущим началом, чтобы искусство входило в повседневную жизнь человека. Он говорил, что если мы украсим жизнь, внесем искусство в наши больницы, тюрьмы, то у нас не будет тюрем. Он хотел, чтобы именно искусство было таким ведущим началом в жизни» [8, с. 77]. С.Н.Рерих принимал самое деятельное участие в работе отца, помогая на всех этапах: при создании, налаживании функционирования, управлении этими организациями. «Сотрудничество с Николаем Константиновичем для меня было главной работой, – отмечал он. – Я участвовал во всех его культурных учреждениях за границей» [8, с. 56]. Несмотря на то что был еще очень молод, он прекрасно справлялся с руководством этими учреждениями, успешно заменяя отца во время его Центрально-Азиатской и Маньчжурской экспедиций. Это позволило Н.К.Рериху сконцентрировать свои силы в новом направлении.

            Приезд семьи Рерихов в Индию, путешествие по Центральной Азии и Тибету, создание научно-исследовательского института в Гималаях Святослав Николаевич назвал новым замечательным периодом деятельности Николая Константиновича на новых основах [8, с. 77]. Эти новые основы определялись Учением Живой Этики, которое пришло в жизнь именно в этот период благодаря общению и сотрудничеству Рерихов с теми, кого в Индии называют Великими душами, или Махатмами. Рерихи называли их Учителями. С.Н.Рерих подчеркивал, что увлечение его отца Индией началось с самых ранних лет. Его привлекала древняя мудрость Индии, мощь философской мысли таких великих ее представителей, как Рамакришна, Вивекананда, Рабиндранат Тагор. Впечатление от выставки индийского искусства, организованной В.В.Голубевым в Париже, встреча с Рабиндранатом Тагором в Англии окончательно укрепили его стремление пройти «Великим Индийским Путем». И как писал Святослав Николаевич, приезд в Индию и предпринятые путешествия позволили Н.К.Рериху «открыть для себя самого и для других красоты этой страны, изобразить, как никто до него не изображал, величие, возвышенную красоту и внутреннее значение Гималаев» [8, с. 69]. «Ни один художник не писал горы так, как мой отец, – утверждал С.Н.Рерих. – Его Гималаи излучают на нас все свое несравненное богатство света, красочности, невыразимое величие, высокие мысли, которые символизирует само слово “Гималаи”. Он действительно заслужил звание “Мастер гор”. Через все его полотна и литературные произведения проходит неразрывной нитью великий зов Учителя, призывающего учеников бороться за новую, лучшую жизнь, – жизнь, исполненную красоты и совершенства» [8, с. 75].

            Литературное и художественное творчество Николая Константиновича всю жизнь служило для Святослава Николаевича источником вдохновения. Он признается, что с ранних лет, наблюдая, как его отец работал над картинами, как выполнял мозаики и другие работы, испытывал воодушевление, подвигавшее его на занятия искусством [8, с. 55]. Позже, уже в Индии, С.Н.Рерих занимается переводом на английский язык статей отца, что, как он пишет в письме к нему, доставляет «очень большое удовольствие» [7, с. 119]. В этих статьях Святослав Николаевич находит вдохновляющие его идеи об эволюционной роли красоты и искусства в жизни человека, впоследствии получившие особое отражение и развитие в его собственном творчестве. Н.К.Рерих утверждал энергетическую сущность Красоты и ставил задачу ее осознания и постижения. Опираясь на идеи, сформулированные в Учении Живой Этики, Н.К.Рерих говорил, что «осознание Красоты спасет мир» [4, с. 48]. Святослав Николаевич, живя и работая рядом с отцом, постоянно взаимодействуя с ним и находясь в поле его идей, как никто другой воспринял и развил эти идеи. Он исследовал и осмысливал «священное царство красоты» с эволюционной и энергетической точек зрения. Опираясь на философию Живой Этики и исследования отца о роли искусства и красоты, об их влиянии на человека и о тех Высоких источниках, которые формируют истинное искусство, С.Н.Рерих говорил о том, что искусство и красота – это продукт самой жизни, стремление ее в своем эволюционном развитии к совершенству. Он утверждал, что значение произведений истинного искусства в том, что они помогают продвигаться в своем собственном совершенствовании тем, кто с открытым сердцем внимает им.

            Осознавая созидательную и воспитательную силу предметов и памятников искусства, их эволюционную роль в построении богатого красотой будущего, Н.К.Рерих всю свою жизнь уделял особое внимание задаче охраны культурных ценностей. Святослав Николаевич отмечал, что эта проблема волновала Николая Константиновича еще смолоду. В письме Ф.Грант от 10 ноября 1925 года он писал: «В выпуске российского журнала (“Старые годы”) за 1910 г. мы нашли статьи-письма Отца в защиту памятников искусства. Отец возглавлял Комиссию музея допетровской Великой Руси. Комиссия заботилась о защите памятников искусства, и все это было результатом трудов Отца в течение первых лет века, а также, как я думаю, с 1898 г. <…> В этом своем официальном качестве Отец написал “несчетное” количество писем всем союзникам в этом деле. И такие люди в России у Отца всегда избирались членами подобных организаций, ибо всегда ценны люди, мыслящие в одном направлении» [7, с. 168–169].

            Рассказывая об отце, С.Н.Рерих всегда упоминал о нем, как о создателе Пакта, направленного на защиту культурных ценностей, и широко пропагандировал культурные гуманистические идеи Пакта Рериха. Интересно свидетельство Святослава Николаевича о том, что Н.К.Рерих как реалист понимал, что одно лишь подписание документов по Пакту Мира не может сразу изменить ситуацию. Николай Константинович придавал воспитательное значение своему Пакту как шагу на пути совершенствования человечества. Духовные ценности, сокровища культуры – это то возвышенное и совершенное, что дает человеку возможность подняться над обыденностью. По словам Святослава Николаевича, Н.К.Рерих считал, что в основе единения всего человечества должна быть именно Культура. Он говорил, что культурные ценности как достижения интернациональные не могут принадлежать одному народу или государству, а являются достоянием всех и должны быть оберегаемы совместно, и именно это выступает объединяющим началом. «Идея такого объединения, – говорил С.Н.Рерих, – будет воспитывать уже сама по себе, потому что люди поймут, что есть нечто, стоящее поверх их разногласий, научатся думать шире, чем сегодня» [8, с. 98]. Эта объединяющая гуманистическая роль Пакта Рериха обусловливала насущную необходимость его широкого вхождения в жизнь, поэтому оба сына Николая Константиновича, Юрий и Святослав, продолжая дело отца, придавали огромное значение популяризации и продвижению идей Пакта. Святослав Николаевич не только пропагандировал идеи Пакта Рериха в своих статьях и выступлениях. Из его переписки с американскими сотрудниками Рерихов и видными культурными и политическими деятелями Индии мы можем сделать вывод, что он активно способствовал принятию Пакта Рериха 15 апреля 1935 года в Америке и созданию Комитета по Пакту Рериха в Индии.

            С.Н.Рерих отмечал, что с принятием Пакта Рериха деятельность Н.К.Рериха распространилась по всему миру [8, с. 77]. Говоря о планетарном значении идей и творческого наследия Николая Константиновича, о том, что он «принадлежал всему миру. Весь мир был полем его деятельности. Все человечество было для него собратьями. Каждая страна представляла особый интерес и особое значение» [8, с. 74]. Святослав Николаевич всегда подчеркивал, что отец при этом оставался истинным патриотом, горячо любил свою родину – Россию. Он говорил: «Без сомнения, Николай Константинович и Елена Ивановна всегда чувствовали себя частью России. Никто никогда не мог отделить их от Родины. В них была заложена глубокая русскость. И эта русскость никогда не покидала их. У Николая Константиновича были чрезвычайно глубокие познания русской жизни, ее исторических, культурных, общечеловеческих основ. Родители всегда сохраняли связь с Россией, мечтали вернуться на Родину» [8, с. 117].

            Воспоминания С.Н.Рериха об отце воссоздают для нас чудесный образ этого необыкновенного человека: «Добрый и терпеливый, никогда не терявший попусту ни секунды времени, гармонично сочетавший состояние напряженности и ощущения благожелательства, всегда приносивший пользу людям и всегда думавший о благоденствии окружавших его людей, он как личность являет собой совершенный образец человека, для которого жизнь стала великим подвигом, высоким служением» [8, с. 74]. «Где бы он ни был, – отмечает С.Н.Рерих, – в каких бы условиях ни находился, он всегда писал картины. И не только картины – писал свои книги и свои дневники. И это было возможно только благодаря строгой самодисциплине. Николай Константинович всегда верил, что труд очищает нашу жизнь, что человек должен трудиться и через труд он разрешит свои насущные проблемы и поднимется на следующую ступень эволюции. Сам Николай Константинович был как бы олицетворением этой мысли, потому что всю свою жизнь он трудился» [8, с. 77]. Творческий вдохновенный труд, стремление к прекрасному, к красоте во всех ее проявлениях и самосовершенствование были для Николая Константиновича неразделимой триадой. «С самых ранних лет он интуитивно чувствовал, – говорил С.Н.Рерих, – что труд является великим очищающим и возвышающим принципом. Он верил, что путем сознательного труда человек освобождает и очищает себя; что желание и стремление творить нечто лучшее, более совершенное, с единственной целью сделать это еще прекраснее, устремляет нас на более высокую ступень. Эти поиски совершенства, это сознательное усилие найти лучшее выражение, этот беспрестанный ритм радостного труда являлись кредо отца в продолжении всей его жизни» [8, с. 70].

            Размышления о своем месте в мире, постоянно мучавшая мысль о собственном несовершенстве, неудовлетворенность достигнутым, – все, о чем мы узнаем из писем и дневников Н.К.Рериха, – все это явилось тем стимулом, благодаря которому у него смолоду выработалось постоянное устремление к работе над собой. Эта внутренняя потребность, поначалу неосознанная, налагала на него, как он писал, «обязанность непрерывного совершенствования» [5, с. 119]. А потом, когда в его жизнь вошла Живая Этика, уже осознание Беспредельности вело Рериха по ступеням совершенствования. «И когда дух человеческий осознает эту Беспредельность, она обязывает его к непрестанному совершенствованию», – запишет он в 1931 году [3, с. 146]. Об этом постоянном внутреннем устремлении отца Святослав Николаевич неоднократно говорил и писал в статьях и воспоминаниях: «Николай Константинович всегда думал, что главная задача жизни – самоусовершенствование. Он считал, что его творчество, его искусство – это только пособники самоусовершенствования. Он всегда работал над самим собой прежде всего. Он хотел подняться над тем, чего достиг, и закончить свою жизнь более совершенным человеком. <...> И в этом он преуспел. Он действительно стал совершенно исключительным человеком – человеком мудрости, человеком замечательных личных качеств. Я очень много встречал людей во всем мире, очень больших людей, но такого человека, как Николай Константинович, я еще не встретил» [8, с. 78].

            Вслед за отцом С.Н.Рерих отводил идее самоусовершенствования ведущую роль в своем философском и публицистическом творчестве. В каждой статье, выступлении, беседе, интервью он подчеркивал необходимость постоянно стремиться к прекрасному, к избранному идеалу и в реальности каждого дня уметь что-то сделать лучше, чем вчера. «Пусть каждый наш день будет днем победы», – повторял он неоднократно, имея в виду, прежде всего, победу над самим собой, над теми своими качествами, которые мешают развитию внутреннего человека, расширению сознания, продвижению «по великому и царственному пути самоосвобождения». Глубокое искреннее устремление к чему-то более совершенному, более прекрасному С.Н.Рерих называл великой силой, которая изменяет как самого человека, так и его жизнь. «Без этого внутреннего пламени, – подчеркивал он, – человек не может разбудить в себе скрытые энергии и не может подняться на более высокий уровень знания и опыта. Это внутреннее стремление к своей кульминации пробуждает к жизни определенные нервы, которые являются проводниками скрытой энергии» [8, с. 62–63]. С.Н.Рерих не раз повторял, что «устремление к более совершенному во всех проявлениях – это наша молитва» [8, с. 50]. Он находил простые и убедительные формы реализации такого устремления путем следования выбранному идеалу, на примерах жизни героев – как реальных исторических, так и собирательных былинных, или человека будущего, облик которого, как говорил С.Н.Рерих, рисуют все мировые философии. «Мир буквально наполнен прекрасными образами и идеями, вдохновляющими примерами высокого совершенства, – отмечал он. – Мы только должны постараться открыть свои глаза и быть готовыми к восприятию более совершенных явлений» [8, с. 62]. Один из таких образов С.Н.Рерих видел в своем отце. Он подчеркивал, что многие откликались на зов его большой и богатой творческой жизни, говорил о том, что Николай Константинович, как человек мудрый, человек замечательных личных качеств, является примером для каждого, тем образом, к которому надо стремиться на пути в будущий прекрасный мир.

            Этот облик своего отца С.Н.Рерих запечатлевал не только словом – в очерках, статьях, выступлениях, но и кистью. Святослав Николаевич неоднократно отмечал, что картина, создаваемая великим художником, запечатлевает и передает мысли своего творца, его идеи и эмоциональное состояние. Говорил он это и о своем отце: «В картинах Николая Константиновича живет его замечательная светлая личность. Мы как бы соприкасаемся с его мыслями, его порывами» [8, с. 58]. В полной мере это относится и к собственным произведениям Святослава Николаевича, особое место среди которых занимает портретная живопись. Портрет – это духовно-эмоциональный образ, запечатленный художником на холсте. Работа кисти великого Мастера передает энергетику духа и мысли не только того, кто изображен на портрете, но и мысли и отношение самого художника к своему герою, в данном случае Святослава Николаевича – к Николаю Константиновичу Рериху. Святослав Николаевич говорил, что всегда старался глубоко проникнуть в характер того человека, чей портрет писал. И еще он отмечал, что художник, действительно стремящийся передать нечто прекрасное, и себя возвышает, и помогает другим. Создавая портреты отца, он глубоко проникал в его духовный мир, мир его идей. Прикасание к миру Красоты и глубочайшей мудрости Николая Константиновича для самого Святослава Николаевича стало неиссякаемым источником знания, мудрости и вдохновения.

            Новый подход к портретной живописи, проявившийся в творчестве С.Н.Рериха благодаря осознанному воплощению в жизнь идей Живой Этики, дал ему возможность создать прототип Нового человека, человека будущего. Таким Новым человеком был для него отец, которого он пытался познать и воплотить познанное в портретах. Используя чисто художественные приемы – фон портрета, костюм, Святослав Николаевич показал обобщенный во времени и пространстве жизненный путь Николая Константиновича, переводя временное измерение того настоящего, когда создавался портрет, в категорию вечности. На портретах Николая Константиновича кисти Святослава Николаевича мы видим глубокие внутренние связи величайшего человека ХХ столетия с целыми историческими эпохами. В то же время в его облике проступают черты того Нового человека будущего, о котором говорит Живая Этика и образ которого рисуют все мировые философии. Видя перед собой такого человека, утверждая его образ в своем искусстве, духовно рос и сам Святослав Николаевич. Как и отец, Святослав Николаевич не был отвлеченным идеалистом или теоретиком искусства. Его искусствоведческие исследования, опирающиеся на идеи Живой Этики и разработки отца, обобщение опыта великих мастеров прошлого позволили ему создать новые направления и в живописи, и в искусствоведении1. В 1935 году, когда Святославу Николаевичу только исполнилось тридцать лет, Е.И.Рерих писала: «Его талант развивается замечательно. Без преувеличения скажу, что он самый крупный среди современных художников» [2, с. 92].

            С.Н.Рерих сознавал огромное историческое значение создаваемых им портретов Николая Константиновича. Об этом мы можем судить по его письмам. «Возникла настоятельная необходимость в портретах Отца, потому я буду делать наброски, а может быть, и весь портрет, пока буду с Вами», – писал он Франсис Грант в 1928 году [7, с. 38]. И еще: «Когда Отец вернется сюда, я напишу несколько его портретов в “традиционной” манере. Когда-нибудь они пригодятся как портреты создателя “Пакта Мира”» [7, с. 161]. Об этом же писала и Елена Ивановна: «Сейчас Светик кончает портрет Н.К. в бархатной лиловой шапочке и черной накидке по колено, на красно-бронзовом фоне, причем, как на старинных портретах, с правой стороны герб, а с левой – знак Знамени. Портрет великолепен! Вся истинная сущность Н.К. передана в нем. Лицо сильное и одухотворенное. Не могу налюбоваться на не[го]. Представляю себе, как он понравится Вам! Свет пишет его для Брюгге, но перед отправкою туда выставит в Америке. Он будет писать еще один для Югославии на фоне снежных гор. Какой талант мой Свет! И как легко все дается ему!» [1, с. 343].

            Этот огромный талант раскрылся в полной мере благодаря той атмосфере напряженного творческого труда, которая царила в семье Рерихов, а также благодаря постоянному примеру, который Святослав Николаевич видел в жизни и творчестве своего отца. Как и Николаю Константиновичу и всем членам этой необыкновенной семьи, Святославу Николаевичу было присуще качество синтеза. Ему с равным успехом давалось любое дело, за которое он брался – от организационно-финансовых дел до высоких взлетов творчества и мысли. Читая письма С.Н.Рериха, поражаешься многоплановости его деятельности и интересов. Здесь и химия – приготовление эфирных масел, и ботаника – сбор и выращивание лечебных растений, и агрономия, фармакология, медицина, орнитология, минералогия, история искусства. И в каждой области он проявлял себя профессионально. Как мы видим из писем, он был прекрасным организатором – на нем лежала основная нагрузка по обеспечению экспедиций отца, руководству созданными Н.К.Рерихом культурными учреждениями в его отсутствие, поиск и организация сотрудничества с учеными в рамках работы Института Гималайских исследований «Урусвати», продвижение идей Пакта Рериха и многое другое. Это отмечала

            и его матушка, как он ее называл, – Е.И.Рерих: «Светуня пишет портреты, но сейчас занялся пейзажем, и, должна сказать, он такой огромный талант, все дается ему с такой необычайной легкостью. При этом он занимается лекарствами, разными аюрведическими и тибетскими составами, вычитанными им из разных алхимических трудов. Надо отдать справедливость, лекарства эти весьма действительны. Тем более что на некоторые из них получены указания Уч[ителя]. Многие его препараты у нас в обиходе и с большим успехом. Сейчас он занят также посевами лекарственных трав. Вообще, у нас собрана большая коллекция тибетских и лекарственных растений благодаря Юрию и Светику. Все это ждет разработки и исследования» [1, с. 386].

            Тексты статей и выступлений Святослава Николаевича Рериха, как и Николая Константиновича, поражают смысловой насыщенностью. В них нет ни одного лишнего слова или пустого рассуждения. Их можно читать и перечитывать, каждый раз открывая что-то новое, существенное. Это свидетельствует о необычайной чистоте, стройности и силе мысли, что свойственно только великим духам. Мы знаем, что профетичность русского Серебряного века с особой силой проявилась в творчестве Н.К.Рериха. Святослав Николаевич называл отца провидцем, обладавшим особым, внутренним знанием. Он и сам обладал этим удивительным качеством. Его интуиция, дар предвидения проявлялись и в обыденной жизни, в чем мы можем убедиться, читая его письма, и во многих его картинах, звучащих как пророчества. Как и отец, Святослав Николаевич был «практичным идеалистом». Вот какую характеристику Николаю Константиновичу дал профессор Локеш Чандра – директор Международной академии индийской культуры: «Из глубин действительности профессор Рерих поднимается к трансцендентальным высотам» [9, с. 10]. Святослав Николаевич, как и его отец, сочетал в себе практическую хватку, четкое понимание ситуации, гибкость, находчивость, умение в любых условиях достичь намеченной цели с высочайшей внутренней культурой, нравственной чистотой, способностью к духовному прозрению. Мы можем видеть и ощущать это в его картинах – произведениях истинного Мастера.

            Способность «подниматься к трансцендентальным высотам», опирающаяся на огромный багаж знаний, полученных им из глубоко осмысленного изучения всех мировых философских и религиозных систем, и необычайная душевная чуткость позволили С.Н.Рериху передать это свое знание другим людям. Во время пребывания Н.К.Рериха в Маньчжурской экспедиции Святослав Николаевич, едва перешагнувший порог тридцатилетия, не только осуществлял организационное руководство всеми созданными его отцом культурными учреждениями в Америке, но и был духовным водителем, просветителем и наставником многих сотрудников. Его переписка дает нам полную возможность убедиться в этом. «Опасны и извилисты пути духовных достижений, – писал он Ф.Грант, – но так как духовное развитие – это единственная вещь, которая переживает все и потому считается вечной, то это есть и единственная вещь, ради которой стоит работать. Потому мы должны приветствовать любые испытания, какими бы суровыми они нам поначалу ни показались. Превыше Истины нет ничего в той Державе Духа, куда мы все придем!» [7, с. 104]. Эти его качества отмечала и Елена Ивановна: «Вообще он сейчас много видит пророческих снов, которые исполняются или дают объяснение. Истинно, он исполнит свое назначение и станет духовным Учителем, как было заповедано» [2, с. 278].

            Все четверо Рерихов были единым духовным организмом. Каждый из них имел свои задачи, свое поле деятельности, дававшее вклад в общее дело. При жизни Н.К.Рериха сыновья помогали в реализации всех его дел и задач, оставаясь при этом в тени своего величественного отца. После его ухода они главной своей задачей считали популяризацию жизни, творчества и идей Н.К.Рериха. И в этом бескорыстном служении идеям и памяти своего отца и Учителя они сами становились великими в жизни и в своих творческих проявлениях. Стремление к чему-то лучшему, более прекрасному и совершенному составляло суть жизни и творческого пути двух величайших представителей ХХ века – отца и сына – Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов. Каждый из них – всемирно известный художник и неординарный мыслитель, исследователь и ученый, просветитель и общественный деятель, гуманист и патриот. Многогранность их творчества и видов деятельности, в которых они достигли наивысших высот мастерства, не случайна. Всей своей жизнью, устремленной к Красоте, вдохновенным трудом и героическим служением на благо всего человечества они явили пример того беспрестанного самосовершенствования, которое ведет человека к вершинам духовных достижений.

            В статьях, выступлениях, портретах отца Святослав Николаевич Рерих создал величественный образ того совершенного человека, о котором говорится во всех философских системах и который в Живой Этике назван Новым человеком Новой эпохи. «Пройдет много времени до полной оценки всего творчества Н[иколая] К[онстантиновича]. Воистину он был великим человеком.

            Прекрасный образ Его как-то особенно светился. Такими должны были быть великие Учителя прошлого. Вся жизнь его – это служение Добру – человечеству, и кто измерит все неисчерпаемые богатства Его внутренней жизни!» – так сказал Великий сын Великого отца [8, с. 48].

 

Литература:

1. Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М.: МЦР, 1999.

2. Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М.: МЦР, 2001.

3. Рерих Н.К. Здоровье духа / Держава света. Священный дозор. Рига: Виеда, 1992.

4. Рерих Н.К. Об Александре Бенуа / Художники жизни. М.: МЦР, 1993.

5. Рерих Н.К. Прекрасное единение / Химават. Самара: Агни, 1995.

6. Рерих Н.К. Твердыня пламенная. Рига: Виеда, 1991.

7. Рерих С.Н. Письма. Т. 1. М.: МЦР, 2004.

8. Рерих С.Н. Стремиться к Прекрасному. М.: МЦР, 1993.

9. Чандра Л. Николай Рерих // Культура и время. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2003. № 1.

10. Учение Живой Этики. Зов. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2003.

 

1. В наше время эти идеи получили наиболее мощное развитие в фундаментальном труде Л.В.Шапошниковой «Тернистый путь Красоты».



Baltu klubs | Sociopsiholoěijas asociâcija | Lielâs Mâtes Sapulce | Lâču kopa