Par mums Raksti Dzeja Galerija Saites Iespçjas Venera Pasâkumi Jautâjumi

Назад

.PDF Версия для печати


M.H.ЧИPЯTЬEB

председатель Санкт-Петербургского отделения МЦР,

Санкт-Петербург


Отношение к Рерихам – «пробный камень» культурности


            «Искание новых путей – самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невоз­можно будет пройти старыми путями. Это должны запомнить все новые. Самое ужасное, когда люди не умеют выходить из старой колеи. Самое ужасное, когда люди подходят к новым условиям со старыми привычками. Как невоз­можно со средневековым ключом открыть совре­менный замок, так невозможно людям со стары­ми привычками открыть дверь в будущее. Скажем всем: нужно, нужно, нужно найти новые пути. Свойство найти новые пути ценно. Потому Мы испытываем ученика на умении приспосо­биться при необычных условиях. Явление новых токов поразит человечество; и, как всегда: в руках знающих они будут благоде­тельны, а в руках невежд они будут бичом».

            Беспредельность, § 484

            Сегодня мы наблюдаем большое разнообразие видений и подходов к пониманию и оценке творчества Рерихов. Конечно, многообразие и должно быть, но, несмотря на историческую близость к нам феномена Рерихов, все больше начинают заяв­лять о себе принципиально полярные позиции его исследова­телей даже в тех случаях, когда речь не идет об откровенных хулителях.

            Явление Рерихов настолько грандиозно, что оно будет пред­метом обсуждения и исследования еще для многих и многих поколений. Мы стоим только у истоков этого, хотя, справедливо­сти ради, следует отдать должное тем первым, которые имели счастье знать Рерихов лично и работать с ними. Их впечатления и суждения особенно ценны.

            Сам подход к творчеству Рерихов напоминает «проективный тест», используемый в психологии, оценивая и объясняя который испытуемый выявляет свой личностный портрет.

            Можно выделить три направления, или три типа сознания у тех, кто тем или иным образом соприкасается с яркой мощью грандиозного творческого явления Рерихов.

            Первый – это принятие Учения и творческого наследия Рери­хов сердцем, созвучие собственного опыта с этим духовным богатством и стремление жить, мыслить и расти, руководствуясь им. Вставший на этот путь будет стараться торжественно, береж­но, творчески соизмеримо и вместе с тем целесообразно и дейст­венно выявлять грани этого наследия. Почитание Высшего будет его путеводной звездой.

            Второй – это восприятие наследия Рерихов с позиций уже сложившихся в общественном сознании ценностных установок, закрепленных так называемым объективным научным методом. Подобные исследования представляют собой попытку оценить качественно новое, эволюционное, живое Знание с позиций уже обреченной на изживание парадигмы. Причем методы, которы­ми пользуются многие, выбирающие это направление, тоже при­надлежат прошлой, как справедливо считает современный уче­ный Р.Г.Баранцев, линейной и неоткрытой системе. Но с позиций плоскости адекватно оценить объем невозможно, ибо при этом неизбежно происходит умаление ценностей, качеств и мер мира, обитатели которого живут в условиях действия больших степеней свободы. Сюда же можно отнести и язык описания, так как семантическое поле непосредственно зависит от мерности опи­сываемого мира. Обычный язык не в состоянии полноценно выразить смыслы более высоких состояний, для этого необходимо в совершенстве владеть искусством речи, да и то умело дополняя его другими формами познания и выражения.

            В этой связи уместно напомнить слова Л.B.Шапошниковой, высказанные в статье «Клевета поощряемая»: «Точный и вырази­тельный термин «плоское мышление» был впервые введен крупным русским мыслителем Д. Мережковским в его статье «Большевизм и человечество» («Независимая газета», 23.06.93). Мережковский делит людей на две категории. На плоских, или двумерных, и глубо­ких, или трехмерных. Но речь здесь идет не о геометрии прост­ранства, а о геометрии духа. «Идет вечная борьба, – пишет он, – между двумя этими возможностями: углублением и нивелирова­нием. Плоские борются против глубоких, чтобы их истребить или сделать себе подобными... Главным преимуществом плоских над глубокими является ложь. Гладкая поверхность иногда представ­ляется нам глубокой только потому, что она отражает глубину. Плоские пользуются этим оптическим обманом, чтобы в своих плоских зеркалах отражать неведомые им глубины искусства, науки, философии и даже религии» [1].

            Следует добавить, что для второго типа сознания характерно стремление реконструировать целостный многомерный объект по имеющейся незначительной части его осколков. Причем сами осколки иногда представлены искаженной моделью, выполнен­ной по их вторичному описанию, сделанному с кривого, затем­ненного и покрытого трещинами зеркала. О предназначении и функциях предмета представления тоже самые общие и внеш­ние.

            Третий – компромиссный, переходный от одного состояния к другому Для реализации этого направления нужно хотя бы час­тично вмещать понятия нового и, главное, стремиться освобож­даться от стереотипов старой парадигмы и действенно, в жизни осознавать принципы построения нового мировоззрения. Этим путем сейчас вынуждены идти многие исследователи.

            Чаще всего нам приходится оспаривать оценки жизни и твор­чества Рерихов, возникающие у людей, принадлежащих, условно говоря, ко второму типу.

            Так, некоторые авторы пытаются представить творчество Рерихов как «неомифологию»или даже «мифотворчество». Здесь следует уточнить, что мифология действительно и по праву претен­дует на целостное и образное видение мира, имеющего в основе своей организации вертикальную ось. Тем самым в древности, на определенном этапе эволюции человеческого сознания (а именно эта эволюция и является главным критерием нашего развития), мифологический способ мышления был основным фактором, связующим человеческое сознание с Высшими Мирами. И то, что применительно к Рерихам называют «неомифологией», более целесообразно опреде­лять как новое эволюционное космическое мышление или одухо­творенное научное синтетическое мышление [2, с. 26–32].

            Таким образом, мифологический способ познания утратил свою актуальность, а новое качество мышления рождается в культурном синтезе искусства, религии (или духовных учений) и науки. Наверное, именно из-за этой принципиальной неполно­ценности попыток построения целостной картины творческого наследия Рерихов с мифологических позиций и появляются вышеупомянутые пресловутые «осколки». Пытаясь преодолеть это противоречие, иногда пишут о «космической неомифологии Рерихов» или о «пантеистическом характере неомифологии Рери­хов», однако и эти определения в целом мало что меняют.

            Аналогичным образом можно считать несостоятельными и попытки свести рериховское наследие и Учение Живой Этики к религии или религиозно-философским системам.

            Конечно, будучи ярчайшим явлением Культуры, наследие Рерихов связано и с мифологией, и с религией, и со многими дру­гими основами культуры. Сами Рерихи неоднократно напомина­ли, что этимология слова «религия» идет от латинского «religare», что означает связь с Высшим. Творчество жизни Рерихов явилось героическим примером реализации высшего начала в себе самих и сознательного осуществления связи и установления сотрудни­чества с Высшими, более совершенными Духовными Сущностями и с Высшими Мирами.

            Но при этом Рерихи понимали, что существующие еще фор­мы религии были необходимы на определенном этапе развития человечества, который в основном завершился. Наше время озна­меновано переходом на новый этап, характеризующийся созна­тельным вхождением человечества в поток космической эволюции. В свете всего вышесказанного совершенно неуместно сведение творчества Рерихов к религиозным воззрениям, особенно когда в них вкладывается традиционный смысл, полный стереотипов, пережитков, предрассудков и закостенелых представлений.

            Также когда мы говорим о научном характере значительной части наследия Рерихов, нужно иметь в виду, что это не будет доста­точно справедливо в смысле старого, традиционного толкования научного, претендующего на объективность знания, что здесь речь идет о новой одухотворенной науке будущего, провозвест­никами которой были Рерихи.

            Можно ли рассматривать, к примеру, явление Н.К. и С.Н. Рерихов как художников только с позиции традиционной исто­рии искусства? Не будет ли это попыткой по одному засушен­ному цветку в гербарии представлять всю разнообразную жизнь луга? Можно ли понять целостный смысл научного творчества Ю.Н.Рериха, не пытаясь постичь духовных истоков, жизненно­го опыта и внутренних побуждений его работы?

            О жизненном же подвиге Е.И.Рерих вообще бессмысленно, я бы даже сказал – противопоказано судить людям, чье сознание приковано к внешним, грубо материальным явлениям, или загромождено мешаниной суеверий, предрассудков и догм как оккультного, так и религиозного характера. Сам Н.К.Рерих гово­рил: «Нелегко описать жизнь, в ней было столько разнообразия. Некоторые даже называли это разнообразие противоречиями. Конечно, они не знали, из каких импульсов и обстоятельств скла­дывались многие виды труда. Назовем эти особенности жизни именно трудом» [3, с. 96].

            Чтобы суметь понять природу проявившейся за последние семь лет новой волны нападок на Рерихов, следует попытаться вкратце охарактеризовать сам феномен Рерихов.

            Человеку, соприкоснувшемуся с наследием этой семьи не понаслышке, а пытающемуся в собственной жизни воплощать вдохновившие его знания, будет понятно утверждение, что Рери­хи – это явление космического масштаба. Их творчество, выраженное в мыслях, словах, художественных образах, действиях, охватило всю планету и вышло в космические просторы. Утвердив значение Красоты земной, Рерихи, всем творчеством своей жиз­ни, выявляли надземные, духовные корни этой Красоты. И не только выявляли, но и возрождали ныне утраченные и искажен­ные связи земного и надземного, материи и духа.

            Конечно, претендовать на полное постижение уникального творческого феномена семьи Рерихов в подавляющем большин­стве случаев могут лишь ограниченные или же с не совсем здоро­вой психикой люди. В свое время ученый и священник Павел Флоренский писал В.И.Вернадскому: «В Талмуде есть мудрое изречение: «Приучай уста твои говорить как можно чаще: «Я не знаю». Как было бы полезно современности обратить внимание на него, сделать лозунгом и вывесить во всех аудиториях. Systemglaube ist Aberglaube (системоверие есть суеверие – нем.) и это Aberglaube ведет к нежеланию действительно познавать, действительно изучать то, что нам доступно» [4].

            О попытках вложить все многообразие жизни в прокрусто­во ложе искаженных ценностных установок и стереотипов, разложить все по полочкам вырождающейся логической сис­темы очевидности уже говорила Л.В.Шапошникова. Но такой подход, закрепленный старой парадигмой, узаконенный мед­ленно развивающейся научной методологией, стал привычен для самого мышления многих исследователей, связанного механистическим восприятием действительности. И живые ценности и смыслы, препарированные таким аналитическим подходом, невольно превращаются у них в засохший гербарий или в мумию.

            Отношение к наследию тех, кто причисляет себя к последова­телям Рерихов, может выражаться в разных формах: в координа­тах действий – от грубого подражания до стремления к тонкому сотворчеству, выстраивающему иерархическую преемственность, а в координатах мышления – от начетнического и эклектичного цитирования до огненного в духе, самоотрешенного, сознатель­ного сотрудничества во имя Общего Блага, вдохновляемого пре­красными мыслями.

            Уместно напомнить, что в Учении рекомендуется все делить на четыре части: первую часть отдавать Высшему, вторую – Обще­му Благу, третью – ближнему, а четвертую – себе, но при этом отмечается, что при эволюции человека последняя часть должна переходить во вторую. В конечном счете мы должны научиться действовать так, чтобы личное полностью растворилось в общем.

            Все Рерихи владели искусством действовать и в социальной сфере, и в сфере духовных энергий, то есть обладали высокими качествами внешней активности и внутренней дисциплиниро­ванной работы. Причем совершенствование внутренних качеств, качеств сознания, было основополагающим. Но, несмотря на определенную универсальность, семья Рерихов по своей энерге­тике разделялась на пары: Николай Константинович и Юрий Николаевич часто выполняли широкие задачи общественно проявленного характера, владея искусством действия, а Елена Ивановна и Святослав Николаевич – задачи внутреннего, гармонич­ного и утонченного, насыщения грядущих сдвигов общественно­го сознания, используя качества духовного синтеза.

            При этом, как известно, Святослав Николаевич, помимо дара художника, обладал обширными научными познаниями в бота­нике, орнитологии, минералогии, медицине, архитектуре, искус­ствознании, философии. Он был вдохновителем создания Цент­ра искусств Карнатака Читракала Паришат в Бангалоре и основа­телем МЦР и его Музея, организовывал много выставок, зани­мался в Индии продвижением идей Знамени Мира, оказывал поддержку Мемориальной школе Шри Ауробиндо в Бангалоре и осуществлял многое другое.

            Но именно проникновенная сопричастность красоте Вечной Жизни, утонченные внутренние качества и синтез накоплений духа младшего сына давали отцу основание говорить о нем:

            «В картинах Святослава замечаем именно гармоническую напряженность всех частей картины. Великое качество произве­дений, если в него не вкралось безразличие. Так же, как в самой жиз­ни лишь мертвый глаз может предположить безразличие хотя в малейшей подробности, так же точно в искусстве, в творчестве мастера будет жить решительно все. В этой взаимной вибрации заключена мощь великих произведений искусства» [5, с. 443].

            Однако некоторые искусствоведы вообще не хотят признавать значимости художественного творчества С.Н.Рериха, всецело отдавая свои предпочтения работам его отца. Невозможно в рам­ках традиционного подхода оценить особенности энергетики творчества Святослава Николаевича, в котором можно обнару­жить достижения разных школ мировой живописи и вехи былых накоплений большого мастера. Причем это отнюдь не подража­тельство, а творчески манифестирующийся вовне многовековой путь духовного роста.

            «Сама преемственность основ творчества в малом сознании будет подражательностью, но в истинном мастерстве она остает­ся благородною преемственностью. Так же как неотменна Иерархия, так же неотменна и преемственность лучших начал бытия. «У чис­тых все чисто» – говорит Апостол Павел. Этот завет особенно приложим в искусстве, которое является синтезом в жизни. Но к этому созвучию нужно дойти. Нужно воспринять его из тайников прошлого и, утвердившись на нем, творить светлое будущее» [5, с. 443].

            Поднятая в настоящем выступлении тема требует обратить вни­мание и на отношение рериховцев (и причисляющих себя к ним) к Учению. Вполне естественно, что мы часто пытаемся опреде­лить, утвердить и обосновать свои позиции по разным вопросам, обращаясь к Учению. Но мало кто, цитируя Учение, приводит те жизненные ситуации, участниками которых были сами Рерихи. Также редко мы задумываемся над их мыслями и побуждениями. Но без стремления к постижению искусства жизни этих великих людей мы не будем в состоянии глубоко проникнуть в смысл Уче­ния, живыми и творческими носителями которого они были. Без понимания этого жизненного опыта используемые цитаты из Учения как бы развоплощаются, смыслы их теряются и они пере­ходят в разряд так называемых «заезженных цитат». К сожалению, при фанатичном подходе цитаты из великого Учения превраща­ются в нечто напоминающее дацзыбао.

            В океан Учения вмещается все, но чтобы по его капле судить о целом океане, нужно обладать его изначальной чистотой и зна­нием принципов его жизнедеятельности. Иначе сплошные про­тиворечия и парадоксы, вызванные ограниченностью нашего кругозора, будут преследовать того, кто попытается собрать или описать океан исходя из его отдельных волн и пузырей.

            Великим Собирателям, Хранителям и Строителям мудрости веков мы обязаны новому появлению океана Учения. Зная на личном опыте о духовной преемственности и огненном сотвор­честве, Е.И.Рерих писала:

            «Также страшное невежество и поражающая скудость вооб­ражения предположить, чтобы один человек, как бы ни был он гениален, мог написать все тома данного Учения. Истинно, нуж­ны века жизненного опыта и неустанного изучения человеческой природы и всех космических влияний, чтобы продумать затрону­тые в них вопросы и проблемы и так исчерпывающе, так всесто­ронне осветить их» [6, с. 163].

            Нападки на Великих Учителей, Рерихов и на Учение, которые наблюдаются со стороны некоторых ревностных блюстителей христианства, свидетельствуют об их самоизоляции от единого мира Духа, ибо любая претензия на исключительность своей рели­гии указывает на непонимание преемственности ее основ. (Мы не касаемся здесь тех случаев, когда за подобной критической пози­цией стоят корпоративные и политические интересы или заказы.)

            «Учение Жизни, давая в соответствии с переживаемым нами временем новый аспект единой вечной Истины, идет не на смену, но на огненное очищение и утверждение всех бывших великих Уче­ний. Ведь еще Христос сказал: «Не думайте, что Я пришел нару­шить закон или пророков, не нарушить пришел Я, но исполнить». Истинно, каждый приходящий Учитель является законодателем и огненным очистителем одновременно. Если проследим историчес­кие появления Великих Учителей, мы увидим, что ко времени появ­ления Их все до Них бывшие учения совершенно утрачивали свою первоначальную чистоту и были уже искажены до полной неузнава­емости.

            Истинно, «Учение Жизни» не отвергает ни одного Учения, до него бывшего, но лишь углубляет и очищает от вековых нагромож­дений... Ведь все великие Учения идут из Единого Источника, и нельзя, принимая одно, отрицать другое. Восток очень понимает значение великой преемственности Учений и чтит лишь того Учителя, который является звеном в цепи Иерархии Учений. Учи­теля, отвергающего преемственность и утверждающего лишь свое учение, на Востоке называют «древом, лишенным корней». И тако­го Учителя никто слушать не будет. Итак, не будем осуждать или умалять, но лишь сопоставлять заветы, находя прекрасные каса­ния и новые грани Истины» [6, с. 216–217].

            Вопрос преемственности Учений на примере Христа является сегодня принципиальным для всего человечества вопросом, тре­бующим для его разрешения необходимых знаний и определенной смелости. Прикасаться к такой теме можно лишь после глубокого изучения всех опубликованных трудов Рерихов и Великих Учите­лей и после сопоставления их мыслей с основами других миро­вых Учений, с документальными свидетельствами раннего хрис­тианства (например, апокрифические Евангелия, собрания писа­ний Отцов Церкви, такие как «Добротолюбие», труды Оригена, Св. Антония, Климента Александрийского, Иоанна Златоуста, Григория и Афанасия Великих и др.).

            Кроме того, прежде чем делать вывод о генезисе образа Христа у Рерихов, следует ознакомиться с источниками, подтверждаю­щими путешествие Христа в Индию. Шестнадцать лет жизни Христа (почти половина!) были сокрыты Его последователями на целых полтора тысячелетия. В Ватикане многие годы хранятся 63 документальных подтверждения (древние тибетские и дру­гие источники и свидетельства) о пребывании Христа в Индии. Не только Николай Нотович, но и Свами Абхедананда – ученик Рамакришны, и Рерихи имели возможность найти в Гималаях свидетельства Великого Путешествия.

            «Каждый, соприкасавшийся с различными народами Азии, дей­ствительно, в часы сердечности и доверия слышит многообразные, но всегда благостные сказания о великом Иссе, о Божественном, о Величайшем, о Пророке, о Лучшем из сынов человеческих, – каждый по-своему, все о том же, близком сердцу его. Все знают, что суще­ствует обширная литература, связанная с именем Христа в Азии, как по несторианским, так и по мусульманским и индусским источ­никам. Много написано о Христе и о Кришне, много известно о так называемых христинах Св. Фомы. Длинны и прекрасны сказания и песни Кашмира и всего Туркестана о великом Иссе», – писал Н.К.Рерих [7, с. 265].

            Любой просвещенный ведантист, всякий, кто хорошо знаком с Учением Будды, укажут Вам на многочисленные параллели с древними, дохристианскими знаниями Востока, которые можно найти в Учении Христа. Вот в чем преемственность, ибо очищен­ное Единое Знание век от века возрождается и сияет новыми гра­нями. Разнообразны пути Его прихода. Вспомним, что и Святой Апостол Иоанн Богослов говорил о преемственности знаний: «Возлюбленные! Пишу вам не новую заповедь, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала. Заповедь древняя есть Слово, кото­рое вы слышали от начала»[8]. И далее: «Но притом и новую запо­ведь пишу вам, что есть истинно и в Нем и в вас: потому, что тьма проходит и истинный Свет уже светит» [8].

            Утверждая Учение Живой Этики, Рерихи осознанно прово­дили в жизнь эту великую преемственность. Новые горизонты Единого Знания к наступающим космическим срокам открывает Учение Жизни. Будучи чистым проводником этих знаний, Рерих высоко ставил понятие Красоты. И это ключевое понятие, отра­жая «синтез жизни», который Н.К.Рерих считал главным дости­жением, не может быть обособлено от Бытия как его эволюцион­ная основа. Или, говоря иначе, эстетика и онтология в новом синтетическом Учении жизненно связаны. Подвигом своей жизни Учителя манифестируют взаимосвязь эволюционного преобра­жения материи духом, живой этики творческого пути Общего Блага и эстетики, утверждающей Красоту космических законов.

            Воистину, догмы засохших, мумифицированных ценностей западной машинной цивилизации вытеснили живой образ Хрис­та, и с их мертвых позиций опротестовывается подлинный облик Того, Кто изгонял торгашей из Храма Знаний, Кто утверждал Царство Небесное внутри нас, Кто соединял заповеди времен, утверждая Единую для всех Истину, действуя строго в соответст­вии с законом Космического Магнита, то есть с законом эволю­ции. Не напоминают ли их взгляды позицию человека, который, увидев отражение Солнца в луже, утверждает, что Солнце на небе нарисовано.

            Нельзя глубочайшее эволюционное понимание Рерихами миссии Христа сводить к локально-исторической зависимости от мусульманской или любой другой трактовки в угоду тем, кто в течение многих веков пытается отделить подвиг Христа от обще­го дела Великих Учителей человечества. «Но просвещенное созна­ние понимает всю полноту своей зависимости от общего блага. Общее благо было и есть основа каждого Завета. Учение Христа есть, именно, учение Общего Блага, и не понимающий и отрицаю­щий этот принцип отрицает и самого Провозвестника. С таки­ми сознаниями лучше ни в какие обсуждения не вступать. Да, лишь принятие и усвоение закона перевоплощения подвинуло бы человечество к правильному пониманию и общего блага» [9, с. 87]. Чтобы прояснить смысл грандиозных событий многих тысячеле­тий, следует демонстрировать великую преемственность Их доб­ровольных жертвенных приходов, ибо «Высочайшие Духи, принявшие на Себя всю заботу за эволюцию человечества, непре­станно воплощались на Земле в тех или иных великих Обликах. Помните, как сказано, что все Силы Небесные не могут собрать столько силы, сколько Один подвиг земной в соединении с Силами Высшими. Для Земли все должно быть совершено земным путем, в земных условиях» [9, с. 83].

            Не уразумев факта преемственности Учений Общего Блага и Единой основы эволюционных путей Учителей, представляющих Иерархию Света, невозможно правильно оценить значение Уче­ния космической эволюции – Агни Йоги.

            Одной из основных задач Е.И.Рерих было очищение основ мировых Учений. Искаженные представления о духовных знаниях веками поддерживались антиэволюционными силами. И разрушить эти нагромождения, укоренившиеся в сознании, очень трудно.

            Вот почему Рерихи с особой заботой и бережностью относились ко всем мировым свидетельствам чистых Знаний Духа, утверждая их светлый путь через века. Будь то Платон, Пифагор, Конфуций, Моисей, Будда, Христос, Преподобный Сергий, Джордано Бруно, Вивекананда или Рамакришна. И более того, Н.К.Рерих старался подчеркнуть необходимость этих Знаний для современного, мятущегося в потемках человечества: «Не только неувядаемая ценность учения о благе, сказанного Рамакришною, но именно нужность этого слова и для современности является несомненным. В то время, когда духовность, как таковая, начинает очень часто вытравливаться неправильно понятыми формулами, тогда светлое созидательное утверждение особенно драгоценно» [5, с. 614].

            * * *

            В контексте нашей темы следует сказать, что в последнее вре­мя усилилась тенденция к наступлению на основы устойчивого развития нашей страны, коренящиеся в глубинах самосознания народа. После подрыва экономических и социальных устоев, после провоцирования военных конфликтов и роста преступнос­ти, после пиратских набегов на природные и интеллектуальные ресурсы общества начались новые усиленные атаки на культуру, в святынях которой сокрыты жизненные силы и смыслы существо­вания любого народа.

            В средствах массовой информации, на стадионах и других аренах массовых мероприятий начал пробуждаться демон, внед­ряющий разнообразную психическую заразу, которая наркотизи­рует общественное сознание, способствует манипулированию им.

            Вслед за распространением химических наркотиков наблюда­ются попытки наркотизации культурно-психологического и информационного пространств в школах и вузах. Следы этих попыток можно обнаружить на конференциях и семинарах. Многие из причисляющих себя к рериховцам тоже подвергнуты этой напасти. Возникают некоторые разновидности ролевых игр, психотренингов, коллективных медитаций и вульгаризированно искаженных практик, подслащенных восточной псевдодуховной терминологией и атрибутикой, которые ставят своей целью зом­бировать людей. Когда начинается отключение собственного творческого мышления и происходит блокирование культурных основ воспитания, тогда значительно облегчается навязывание суррогатных ценностей. Для ускорения продвижения этого раз­рушительного процесса силы, в нем заинтересованные, пытают­ся подорвать основы нашего образования, в том числе через навязываемую нам законодательным путем реформу, концепция которой разрабатывалась за большие американские деньги. Меж­дународной Лиге защиты Культуры, другим общественным орга­низациям и выдающимся деятелям культуры приходится предпринимать много усилий, чтобы противостоять этим пагубным процессам и растолковывать на разных уровнях о разрушитель­ных последствиях подобных нововведений.

            Конечно, есть эволюционные силы, этому противостоящие, есть новые одухотворенные движения в педагогике, есть важные достижения в науке и поиски прекрасного, жизнеутверждающего в искусстве. Они питают здоровые силы в Рериховском движении, и через созидательное сотрудничество происходит взаимообога­щение и качественный рост.

            Таким образом, мы часто сталкиваемся и внутри нашего движения с противоборством хаоса и космоса. Разрушительные импульсы, достигающие неокрепшее и неукоренившееся в куль­турных традициях сознание, умножаются волнами хаоса и выли­ваются вовне. Псевдопричастность отдельных лиц к ценностям рериховского философского наследия, осколки воспринятых ими знаний часто становятся аргументами в их борьбе со здоро­выми силами в наших обществах. Невысокие требования, предъ­являемые к культурному уровню сотрудников, способствуют тому, что порой мы сами взращиваем в своих кругах невежествен­ных и враждебных общему делу людей. Наша зависимость от навязываемых нам методов борьбы иногда становится причиной, усугубляющей конфликты.

            Невольно напрашивается аналогия. Вчера ночью началась бомбежка Афганистана. Предшествовавшие этим военным дейст­виям трагические события, произошедшие 11 сентября в Нью-Йорке, имеют, по крайней мере, три уровня проявления. Это не только исполнители – террористы, о которых все говорят, но это и организаторы этой акции и, главное, ее идеологи. И может быть, эти идеологи скрываются в местах, о которых ничего не говорится во всей этой шумной кампании. Организаторы дают деньги, которые, через привязанное к ним сознание людей, ста­новятся видом энергии, используемой в разных целях. Они снаб­жают исполнителей оружием и всем необходимым, а последние становятся фанатичными, зомбированными инструментами для осуществления этих жутких планов. Но любое действие начинает­ся с мысли. Какая идеология формировала и направляла все эти процессы? Почему война в Югославии начинается в святой для нас День 24 марта, а удары по Афганистану – накануне Дня Пре­подобного Сергия Радонежского, в преддверии наших празд­неств?

            Все, что стоит за этими трагическими событиями, стало пря­мым следствием того, что человечество должным образом не отреагировало на акт вандализма, совершенный в Бамианской долине, когда талибы расстреляли снарядами древнейшие памят­ники человечества, почитавшиеся буддистами и многими поколе­ниями верующих других конфессий как святыни. До этого чело­вечество в лице ведущих культурных организаций мира не высту­пило решительно против разрушений культурных ценностей в Югославии, прежде всего в Сербии, а также в Чечне.

            К сожалению, и среди тех, кто называют себя рериховцами, встречаются в разных формах свои «талибы». Для нынешнего времени вообще характерно усиленное проявление таких качеств сознания, как невежество и бескультурие. Давно происходящая поляризация сил уже почти доходит до огненной черты, разде­ляющей людей по качествам сознания. Несмотря на временное могущество – деньги, оружие и власть, – силы, пытающиеся повернуть эволюцию вспять, обречены на поражение. Сейчас начинается решающий этап этого глобального противостояния старого и нового сознания. Битва будет затрагивать все более тон­кие сферы, и основные сражения развернутся вокруг понимания основ бытия, вовлекая людей, причастных к разным сферам культуры (науки, искусства, религии).

            К счастью, к сужденным срокам открываются новые пути развития, приближаются новые люди и возникают новые воз­можности культурного строительства жизни.

            Мне посчастливилось в этом году пройти по монгольской час­ти маршрута экспедиции Рерихов. Есть на Земле места, такие как Монголия, которые таят новые прекрасные возможности, в кото­рых, как и в период обскурации планет, казалось бы, все замерло, притаилось. Они – как «чаша неотпитая», как спящая красавица, ждущая пробуждения от встречи со своим избранником. Страна удивительной красоты, страна невостребованных богатств, сокры­тых в ее недрах. В ней, несмотря на малочисленность населения и на внешнюю скудность жизни, назревает расцвет, ибо велики внутренние возможности народа и земли.

            Точно так же и многие сознания людей в микроциклах своего развития начинают сейчас пробуждаться под импульсами миро­вых огненных напряжений. Не раскрывшиеся ранее внутренние накопления вынуждены проявляться под натиском неотвратимых сроков, а это порой происходит болезненным образом, так как красота прошлых накоплений должна была быть использована в творческом самоотверженном труде на Общее Благо и преступ­но искусственно сдерживать ее выявления. Крайне необходимо помогать таким людям преодолевать внешние личностные огра­ничения – эгоизм, недостаток знаний, зависимость от стереоти­пов и догм. Чистота и самоотрешение помогут установить подлинное сотрудничество. Но если воля человека и его желание сотрудничать не поддержаны внутренней готовностью, взращен­ной на культуре, то в большинстве случаев его усилия, не будучи сгармонизированы с высшими целями, могут быть разрушительными.

            Гуманизм творчества Рерихов проникнут стремлением вер­нуть нашей жизни человеческое содержание и соединить пре­рванное звено смыслов развития. Наука, которая должна открыть свойства психической энергии и силу мысли, станет важнейшим путем к этому.

            В заключение хотел бы напомнить, что Рерихи призывали становиться сильными личностями, но это не означало утверж­дения личностного (самостного) начала. Развитие личности необходимо как эволюционная ступень. Об этом писала Е.И.Ре­рих: «Значение личности тоже искажено и унижено вне всякого соответствия. Ведь большинство людей, именно, не имеют лич­ности, настолько она стерта у них с колыбели навязанными им готовыми суждениями, догматами и всякого рода стандартами; они проходят жизнь, как во сне, не задумываясь, не являя ни одной самостоятельной мысли, именно, как настоящие роботы. Не думаете ли Вы, что таким людям полезно утвердиться сначала в своей личности?» [6, с. 289–290].

            Но правильнее было бы говорить не столько о «личности», сколько обо всем человеке, ибо Рерихи подчеркивали различие между личностью и индивидуальностью. Именно личностное начало, будучи временным и зависимым от внешнего, искажает видение действительности, в то время как индивидуальность созревает веками, взращиваясь самыми укорененными качества­ми сознания, питаемыми зерном духа.

            Сами Рерихи явили нам редкий пример высокой степени очищения сознания от личностного, ибо только такое сознание может вмещать постижение путей Общего Блага.

            Живая Этика так же, как и любое Великое Учение прошлого, действенно указывает человеку путь совершенствования, выводя его из земных ограничений личностного сознания на космичес­кий простор эволюции. Но Живая Этика не сводима к «образу личного бытия». Она включает микрокосм человека в грандиоз­ную симфонию жизни Космоса, имеющую свои композиционные Законы развития, созвучные и настроенные инструменты, Дири­жеров и Композитора. Все эти созидательные силы постоянно преобразуют Хаос в порядок Космоса.

            Так же и на Земле. Без нахождения путей совершенствования качеств сознания, которые должны быть самостоятельно сфор­мированы человеком на путях многих жизней, без постижения Закона причин и следствий, порождаемых мыслями, чувствами, словами и действиями, без Учителя и Учения, ведущих по этому пути, невозможно рассеять хаос невежественных предрассудков и заблуждений. Принятие сердцем Иерархии Света открывает великие возможности для совершенствования.


Литература:


1. Шапошникова Л.B. Клевета поощряемая // Газета «Подмосковье». 25 февраля 1995 г.

2. См.: Шапошникова Л.B. Живая Этика и наука // Мир Огненный. № 15.

3. Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. М.:МЦР, 1995. Т 2.

4. Флоренский П.А. Письмо к В.И.Вернадскому от 21.IX.1929.

5. Рерих Н.К. Листы дневника. М.: МЦР, 1995. Т 1.

6. Письма Елены Рерих. 1929–1938. Минск: ПРАМЕБ, 1992. Т. 1.

7. Рерих Н.К. Легенда Азии // Твердыня Пламенная. М., 1999.

8. Первое послание Иоанна, гл. 2.7 и 2.8 соответственно.

9. Письма Елены Рерих. 1929–1938. Минск: ПРАМЕБ, 1992. Т. 2.



Baltu klubs | Sociopsiholoěijas asociâcija | Lielâs Mâtes Sapulce | Lâču kopa