Par mums Raksti Dzeja Galerija Saites Iespçjas Venera Pasâkumi Jautâjumi

Назад

.PDF Версия для печати


С.Ю.КЛЮЧНИКОВ

академик РАЕН, Москва

 

Рериховское наследие в конкурентной борьбе идей XXI века

 

Живая Этика – целостное нравственно-духовное учение, одной из основ которого Великие Учите­ля считали новый взгляд на понятие мысли. «Идеи или образы истины правят миром» – утверждает Учение. Естественно, что на переломе эпох, эонов, – а мы как раз переживаем этот момент исторического и космического времени, – можно наблюдать особенно острое столкновение новых эволюционных идей со старыми. Любое учение, получающее все большее распростране­ние, входит в интеллектуально-духовную атмосферу, в контекст исканий своей эпохи, а значит, и в соприкосновение с господству­ющими идеями, идеологическими системами века. Взаимодейст­вие этих новых и старых идей, борьба традиционных религиозных институтов с новыми духовными движениями, столкновение подходов прежней науки с новейшими, революционными откры­тиями как раз и составляет основное содержание истории человеческого духа. Нет сомнения, что предсказанному Великими Учителями Востока утверждению Живой Этики в жизни будет сопутствовать весьма драматическая борьба старого и нового.

Чаще всего люди думают о том, как решать сегодняшние сиюминутные проблемы, как отразить непосредственно угрожающие опасности, а любые мысли об опаснос­тях, выплывающих из будущего, считают ненужным занятием, чем-то вроде гадания на кофейной гуще, далеким от реальности, а может быть, даже и притягивающим подлинные опасности. Конечно, бывают такие мысли о будущем, которые подпадают под эту категорию, однако в самом Учении, в частности в книге «Знаки Агни Йоги», говорится о полезности обдуманного про­гноза будущих событий, которое пробуждает центры спящего сознания. Убежден, что те, кому дорого рериховское наследие, должны уже сейчас думать о его грядущей судьбе, о тех опаснос­тях, которые ему грозят, тех вызовах, с которыми ему предстоит столкнуться. Сильный дальновидный человек, организация, госу­дарство, даже достигнув благоприятных результатов в своем раз­витии, предпочитают не почивать на лаврах, а стремятся разгля­деть будущие проблемы, чтобы заблаговременно принять соответствующие меры.

            Какие идеи, интеллектуально-духовные тенденции будут определять культурный ландшафт XXI века? Чтобы понять это, нужно предвидеть, какие сценарии развития цивилизации буду­щего могут нас ожидать. Убежден, что, говоря об этом, необхо­димо опираться не только на эзотерические концепции, проро­чества и прогнозы, оставленные Посвященными, ясновидцами в текстах духовных учений, но и на выводы современной статис­тической и футурологической науки. На сегодняшний день более остальных обсуждаются следующие сценарии будущего.

            Прежде всего это сценарий «технократического рая», соглас­но которому развитие науки позволит человечеству сравни­тельно легко справиться с проблемами современного мира – оно научится излечивать неизлечимые дотоле болезни путем замены органов и коррекции генетических программ, произ­вольно меняя внешность, пол и возраст человека; продлевать жизнь; решать проблемы голода и перенаселения; минимизи­ровать последствия экологического кризиса. Идеологическим обоснованием данного сценария является доктрина американ­ского либерализма в самом широком смысле этого слова, а наиболее емкой формой утверждения его на планете можно считать формулу «новый мировой порядок» или формулу «конец истории», по выражению известного американского политолога Френсиса Фукуямы.

            Второй сценарий – сценарий быстрого наступления Золотого века, распространенный в ряде современных духовных учений, прежде всего связанных с движением Нью Эйдж (Новый Век), и основанный на утопической вере в счастливый, бесконфликтный «хеппи энд» многострадальной человеческой истории, который должен наступить в XXI веке и который будет знаменовать новую эру всеобщей любви, примирения и гармонии.

            В третьем сценарии – сценарии глобальной катастрофы, которую предсказывают некоторые эзотерические учения, ясно­видцы и прогнозирует ряд ученых, называющих возможные при­чины гибели планеты, – даются самые разнообразные версии: от столкновения Земли с кометой или астероидом до всемирного потопа или истощения экологических ресурсов.

            И четвертый сценарий – сценарий многовариантного кризиса с неясным исходом, который может происходить по-разному, – в общем плане предполагает прохождение планеты и цивилиза­ции через серию частичных катастроф и драматических испыта­ний, завершающихся гибелью старых форм цивилизации и типов жизни и рождением новых.

            Несмотря на популярность всех четырех вероятных сценариев будущего цивилизации планеты, полагаю, что всерьез можно говорить только о третьем и четвертом, поскольку первый и вто­рой, с моей точки зрения, перечеркнули взрывы на Манхэтене, в которых некоторые склонны видеть реализацию пророчеств Нострадамуса о начале третьей мировой войны. Дай Бог, чтобы эти пророчества оказались ошибкой.

            Живая Этика исходит из того, что судьба планеты висит на волоске и считает вполне вероятным развитие событий по ката­строфическому сценарию, если человечество вовремя не одума­ется и не остановится в своей гибельной погоне за комфортом технократической цивилизации. При этом она настаивает на необходимости сделать все, чтобы третий, гибельный, вариант не состоялся, чтобы эволюция планеты пошла по четвертому сценарию, где катастрофы только частичны. Вряд ли можно обой­тись без катастроф – слишком тяжелую карму наработало чело­вечество, слишком тяжелые последствия технократического кре­на цивилизации мы все с вами имеем. Учение не говорит о конкретных сроках наступления этих катастрофических событий, хотя подчеркивает их близость. Данный прогноз Агни Йоги, в той или иной степени, разделяют многие крупнейшие ученые мира, пришедшие к подобного рода заключениям самостоя­тельно. Сходные прогнозы в свое время делал Римский Клуб.

            Согласно экспертным оценкам исследования, проводимого в рамках научных программ ООН, среди основных проблем XXI века, с которыми придется столкнуться человечеству, следует назвать: рост населения планеты, продовольственный голод (это абсолютно первая, главная проблема, казалось бы, неожиданная, но, тем не менее, это так), увеличение числа природных техно­генных катастроф, непрерывно ухудшающаяся экологическая среда, появление новых видов болезней, возрастание крайних форм национализма, религиозного фундаментализма, нехватка топливных, энергетических ресурсов. Можно предвидеть, что в ближайшем будущем будут происходить и уже происходят жес­токие экономические и политические цивилизационные войны и кровопролития. Согласно концепции американского полито­лога Самуэля Хаддингтона, войны на классовой основе, харак­терные для XVIII и XIX столетий в веке XXI-м будут уступать место войнам между цивилизациями. Другие аналитики считают, что главное противостояние будет происходить между странами бедного Юга, требующего свой пай от мирового пирога, и богато­го Севера, стремящегося любой ценой сохранить свой комфорт. Если обобщить только что сказанное, то очевидно, что человече­ство в XXI веке ожидает множество тяжелых проблем. Предстоит разгребать завалы цивилизации, разрушающейся, подобно зда­нию Всемирного торгового центра.

            Однако эти проблемы станут скорее фоном, на котором раз­вернется основная схватка между силами Света и тьмы. Перед человечеством стоит не одна лишь мрачная перспектива бежать по бесконечному лабиринту безумно усложняющейся жизни, не находя выхода. Согласно пророчествам Живой Этики, в прост­ранство планеты, в ауру Земли и человечества будут входить новые энергии, изменяющие сознание людей, пробуждающие духовные стремления у тех, кто не до конца разменял свой потен­циал, и одновременно разрушающие тьму и зло. В связи с этим усилятся процессы поляризации, отделения сил Света от сил тьмы. Каким образом определить и отделить одно от другого? Живая Этика вводит для этого новые категории и понятия, поз­воляющие с безошибочной точностью оценивать эволюцион­ный потенциал и подлинную, глубинную сущность каждого человека, явления, общественного и культурного процесса. Это онтологическая, связанная с глубинным бытием, категория све­тотени. С этой точки зрения вся драматическая борьба идей, тен­денций и стилей жизни в XXI веке будет происходить под знаком противостояния двух основных сил – сил Света и сил тьмы. Силы Света, действующие в человеческой истории, будут концентри­роваться в тех идеях, системах мысли и стилях жизни, которые нацеливают людей на расширение и космизацию сознания, духовно-нравственное очищение, повышение психоэнергетического потенциала, активную социальную позицию в борьбе со злом, просвещенный патриотизм. Соответственно, и идеологии и сис­темы, противостоящие идеям Света и эволюции и, сознательно или неосознанно, утверждающие власть тьмы, будут опираться на отвержение космизации сознания и попытку сузить его гори­зонты до узкоматериальных целей и программ, на распростране­ние культа примитивных удовольствий и эгоизма, на служение технократии и разъединение людей, на тотальную коммерциали­зацию всех ценностей бытия, на разжигание религиозной и национальной нетерпимости, на усиление манипулируемости человеческим сознанием.

            Конечно, эта борьба будет происходить не только между философскими системами и учениями на уровне вузовских кафедр, журналистских статей и телепередач, но прежде всего в сердцах и умах людей. Она будет происходить и все более ужесто­чаться во всем мире, но, полагаю и даже надеюсь, что острее все­го она будет происходить в России. Ведь это только подтвердит догадку, что «пациент скорее жив, нежели мертв». Где дискуссии закончились и общество явочным порядком проголосовало за то, что главная религия жизни – это религия денег, что именно куль­ту «зеленых» нужно служить мессу, – там дух мертв. Но если есть еще сопротивление и какая-то часть общества хочет не только обставлять свою жизнь все большим комфортом, но думать, духовно искать и совершенствоваться, – значит, есть еще надеж­да. Лично для меня были неким откровением, вселяющим эту надежду, данные одного социологического опроса, согласно которому треть нашей молодежи готова заниматься некоммер­ческой волонтерско-добровольческой деятельностью, если бы взрослые подсказали, в каком направлении им действовать. Россия, которую называли «домом Богородицы», «обителью Духа Святого», «местом, откуда зазвучит последнее слово все­мирного покаяния», действительно является областью, где битва за истинное Учение будет происходить значительно острее, чем где бы то ни было. Полагаю, что атаки на Россию, которые мы сегодня наблюдаем, следует рассматривать и как атаки на Уче­ние, которое посылалось Новой Стране. В точности так же как и атаки на Учение больнее всего бьют по России. Не будет единой и неделимой России, твердо знающей свой путь, о которой гово­рила Е.И.Рерих, – не будет реализован и план Великих Учителей, связанный с распространением идей Учения на планете, где нашей стране отведено исключительно важное место.

            Если представить себе будущее России в XXI веке, то только самый наивный человек может полагать, что оно будет комфорт­ным, легким и спокойным и что нам автоматически гарантирова­но то возрождение России, о котором писали многие пламенные публицисты. Тем, кто надеется на быстрый экономический рост и решение материальных проблем, отрезвляющим душем станет одна только цифра – 0,69% – которая обозначает долю россий­ской экономики в масштабе экономики мировой. Не буду утом­лять вас перечислением других цифр и фактов, с которыми вы наверняка знакомы не хуже меня.

            Убежден, что атака и давление на Россию будут возрастать и что западные цивилизации все сильнее будут затягивать ее в ООН, где ей уготовано далеко не лучшее место и карма кото­рой является далеко не самой высокой и счастливой. Ведь даже если вспомнить судьбу «Титаника», то судьба у всех общая, – и те, кто находился на верхних этажах, и те, кто находился на нижних, были затянуты в единый водоворот. Чем больше Рос­сия будет проявлять свои главные недостатки: слабохарактер­ность и склонность к подражательству – о чем говорил П.Я.Ча­адаев, нигилизм и самоедство – о чем писала Е.И.Рерих, тягу к анархическому бунту и разрушительству – на что указывали многие русские мыслители, в частности Н.О.Лосский, – тем больше она будет попадать в умело расставленные сети, теряя национальную волю, здравый смысл, духовную основу и превращаясь в уродливую карикатуру на внешне благопристойное западное общество. Страна, преклоняющаяся перед крими­нальным миром и поэтизирующая блатную интонацию во всем – от песни и кинофильма до бытового общения, – никогда не примет дух суровой красоты и подвига, пронизывающий Уче­ние.

            Единственное, что утешает меня в этой ситуации, – это огром­ное разнообразие человеческих типов и характеров в России, до конца не поддающихся нивелирующему катку западных ценнос­тей. Вся надежда на то, что какая-то часть из них будет не только биться за кусок хлеба в той полуколонии, в которую мы стреми­тельно превращаемся, но, найдя в себе силы преодолеть черную магию телевизионной пропаганды, в поисках смысла жизни все-таки отыщет безошибочно верный компас Учения, а затем будет искать себе подобных и объединяться с ними.

            Полагаю также, что одна из самых сильных черт нашего национального характера – склонность к бесконечному терпе­нию и необыкновенная выносливость – поможет выживанию в малых и больших катастрофах, которые будут неизбежно сопро­вождать нашу жизнь, и начнет притягивать к этим людям других людей, пока еще, как говорится в «Листах Сада Мории», «бреду­щих, ослепленных темной завесой судьбы». Тогда, может быть, за этим пассионарным ядром потянется к Учению и остальная Рос­сия, а за Россией – и лучшая думающая часть человечества.

            Но это пока лишь мечты. На сегодняшний день голос Учения в той информационной вакханалии, которую мы наблюдаем, слышен, увы, достаточно слабо. А это в век информационных технологий, черного пиара и массовой культуры не есть хорошо. Наша эпоха имеет удивительную особенность: то, что не сущест­вует в средствах массовой информации, как бы перестает сущест­вовать в культуре. Это, конечно, не значит, что нужно пропаган­дировать идеи Учения на эстраде или в телешоу, но, тем не менее, нужно отстаивать свое право на открытое и гласное утверждение идей Учения в жизни, на их присутствие в культуре, в самых ее широких проявлениях, где одного телеканала «Культура», где сейчас, как известно, порою звучат рериховские идеи, все-таки не достаточно. Мы должны проявить некую культурную «экспан­сию» более широко.

            Замечу также, что без связи с общественными институтами, СМИ, научной и культурной сферами, без здоровой критики извне, которую можно было бы услышать где-нибудь в научном отделе института, в Рериховском движении может быть утрачена интеллектуально-профессиональная форма. Если исчезает тре­бовательность к себе, собранность, подтянутость, то возникает атмосфера так называемой тусовки, некий «эзотерический кру­жок», неоправданное и ничем не подкрепленное ощущение псевдоэлитарности, где остается мало места движению и развитию. Вместо великой культуры почитания Света, с помощью которой рождается Новый Мир, может возникнуть субкультура, случай­ное объединение людей, дилетантов, воображающих, что они делают великое дело и высокомерно относящихся к другим людям, а в силу отсутствия широты сознания постоянно занятых внутренней распрей друг с другом. Я говорю все это вовсе не для критики конкретных лиц – я вообще такой цели не ставлю, – а для более полного выявления каких-то общих тенденций, насто­ящих и будущих проблем.

            Одна из основных проблем, стоящих перед Рериховским дви­жением, – это недостаточная вписанность рериховского наследия в отечественную культурную традицию, что нередко вызывает напряженное отношение со стороны культурных и образованных людей. Разумеется, речь идет не о самих Рерихах, которые принад­лежали к этой традиции плотью и кровью, а о нашем более позднем осмыслении их творчества. Говорю это не понаслышке, а как чело­век, в течение десяти лет проработавший в Институте мировой литературы и непосредственно общавшийся с нашей так называе­мой национально-культурной элитой: ведущими литераторами, культурологами, философами, писателями, журналистами. Многие из них не знают Рериха, не понимают его. Те же, кто знают, – поба­иваются, считают его чужеземцем в русской культуре, в частных беседах признаются, что если бы на эту тему было бы побольше книг от культуры, то тогда им было бы легче. А на сегодняшний день ситуация удручающая. Кроме замечательных книг Л.В.Ша­пошниковой и еще нескольких авторов мы практически имеем вакуум.

            Для грамотной борьбы за утверждение рериховских идей в национальной культуре и жизни полезно знать, какие системы, идеи и тенденции являются нашими союзниками, а какие, напротив, относятся к противоположному стану. На эту тему на прошлой конференции прозвучал прекрасный доклад доктора философии А.В.Иванова. В продолжение его размышлений пере­числю то, что, с моей точки зрения, относится к такого рода идеям. Нашими союзниками, конечно же, являются:

            – русская религиозная философия;

            – русский космизм;

            – экологические системы и движения;

            – самые различные религиозные учения и движения, устремляю­щие человека к совершенству, такие, например, как буддизм или учение Интегральной Веданты Ауробиндо и Матери, – учения, исповедующие идеи самосовершенствования, самопожертвова­ния, целостности, бесконечности Жизни и Мироздания, почи­тания культуры, общинное мировоззрение, просвещенный патриотизм.

            Что же касается идей и тенденций, в той или иной степени противостоящих идеям Живой Этики, то, с моей точки зрения, в XXI веке к таким идеям можно отнести:

            – либерализм в его крайних формах, рассматривающий челове­ческую личность как атом, как некую суверенность, ожесто­ченно защищающую свои права, сугубо материалистические по своей идеологии;

            – постмодернизм, подвергающий мир искусства и любые под­линные порывы человеческого духа омертвляющей иронии и эстетизирующий пошлость;

            – агрессивно-религиозный фундаментализм, видящий в Живой Этике чуть ли не исчадие ада;

            – научно-материалистическое корпоративное мракобесие, побуж­дающее сообщества ученых создавать различные комиссии по борьбе с лженаукой;

            – и, наконец, идеология, может быть, не имеющая четкого сис­тематического выражения, но хорошо понятная, по сути, любо­му, которую можно назвать религией денег или коммерческим мировоззрением, включающим в себя потребительское отно­шение к жизни, откровенный гедонизм, отрицание высокой классической культуры и ориентацию на массовую культуру.

            Поскольку наша эпоха отличается тем, что на поверхности правят бал силы зла и тьмы, в руках которых находятся финансо­вые ресурсы и средства массовой информации, представители перечисленных идеологических направлений будут либо замал­чивать рериховское наследие, либо нападать на него, устраивая различные акции черного пиара, пытаясь исказить его основные положения. Настоящим и будущим исследователям рериховского Учения предстоит, на мой взгляд, серьезнейшая работа по защите эволюционных идей от многочисленных изощренных инсинуа­ций, провокаций и атак, которые потребуют гораздо более про­думанных стратегий, нежели прежние, довольно часто выража­ющиеся в спонтанно-эмоциональных формах. Но прежде чем защищаться от внешних врагов, полезно грамотно защититься от врагов внутренних. Говорю это как человек, хорошо знакомый с темой, написавший три книги по основам психологической, психоэнергетической и духовной защиты. Народная мудрость и эзотерические учения утверждают, что главный враг человека не вовне, а внутри него, то есть это он сам, точнее, его низшее «я». «Дхаммапада» говорит, что тот, кто потакает себе, есть враг себе, а тот, кто побеждает себя, есть друг себе. Все мы знаем известное изречение Козьмы Пруткова: «Врачу: исцелися сам». Рискну предположить, что такие черты присущи не только отдельному человеку, но и целому типу людей, исповедующих сходные взгля­ды. Какие же это внутренние враги Рериховского движения, серьезная уступка которым может лишить это движение дейст­венной силы? Здесь в некоторых докладах уже достаточно ярко характеризовались некоторые из черт, но перечислю по пунктам то, что мне кажется наиболее болезненным.

            Первое – «синдром эзотерического комфорта» – термин К.Г.Мяло из ее книги «Звезда волхвов, или Христос в Гималаях», которая несколько раз была переиздана – и в МЦР, и в нашем издательстве «Беловодье». Многие люди приходят к Учению не для того, чтобы дать и принести что-то на алтарь Учения, а для того, чтобы получить какие-то жизненные преимущества и укрыться от тягот современной жизни. Пребывая в сладком сне по поводу собственной «продвинутости» и «посвященности», такие псевдопоследователи забыли о том духе дерзания и служе­ния, на который нацеливает само Учение. Духовноспящие «после­дователи» Живой Этики – не помощники эволюции.

            Второй грех и враг Рериховского движения – несамостоя­тельность мышления, неумение ответственно и зрело размышлять над информацией и идеями, заложенными в Учении; привычка к цитированию, которое выступавший здесь М.Н.Чирятьев, с моей точки зрения, удачно сравнил с практикой дацзыбао.

            Третий пункт – это непочтительное отношение к Иерархии. Хотя на словах оно присутствует, однако в реальной жизни, стал­киваясь с земными ступенями этой Иерархии, многие люди, счи­тающие себя рериховцами, совершают непоправимые ошибки. Здесь уже говорилось о тех нападках на МЦР, которые были ини­циированы многими участниками Рериховского движения, имеющими неудовлетворенные амбиции. Полагаю, что можно и нужно иметь свое мнение, позицию, можно в чем-то не соглашать­ся, вполне допустимы дискуссии по тем или иным проблемам – мне, например, как человеку, сформировавшемуся в академичес­кой среде, атмосфера вне дискуссии кажется просто неплодо­творной. Однако, во-первых, дискуссия должна быть корректной, и этим искусством надо владеть, а во-вторых, не нужно забывать, что МЦР – это иерархическое звено в Рериховском движении и стержневые вопросы, связанные с судьбой наследия, в самом широком смысле этого слова, находятся в его компетенции. На войне как на войне. Вряд ли кто решится оспаривать мысль о том, что сейчас идет война. Потому главнокомандующий должен быть единый (это я к тем дискуссиям по поводу Интернета и мно­гих других затронутых здесь моментов).

            Еще один внутренний враг Рериховского движения – уро­вень сознания, низкий образовательный уровень целого ряда его последователей, которые иногда как бы бравируют таким подходом, заявляя, что кроме книг Живой Этики ничего не читают. Когда у меня, например, спрашивают, почему я, как директор издательства, издаю не только рериховскую литерату­ру и читаю лекции на самые разные темы, прямо не связанные с рериховским Учением, я всегда отвечаю, что заниматься только Рерихом, при этом не зная ничего другого, – не в духе самого Рериха, который был человеком широчайших интересов и куль­туры. Отсюда вытекает еще один недостаток, свойственный многим участникам движения, – это нездоровый фанатизм, нетерпимость к чужому мнению, чрезмерная эмоциональность, которая со стороны нередко воспринимается как нечто весьма странное. Мне много приходилось консультировать людей, в том числе и рериховцев, как психологу, принимать участие в самых разнообразных беседах, и я могу с грустью констатировать, что мы нередко попросту не умеем беседовать с людьми разных взглядов. Мы легко реагируем на слова, не вдумываясь в суть мысли, наклеиваем ярлыки, перебиваем других людей. А если с трудом и выслушиваем их, то только лишь для того, чтобы вер­нуться к страстному изложению собственных мыслей. Говоря языком святоотеческой литературы, нами очень сильно владеют страсти, причем далеко не самой высокой пробы. Это, увы, нередко наш «фирменный знак».

            Еще одна важнейшая проблема – это непреодоленная тяга ряда рериховцев к контактерству. Дело в том, что многие подо­шли к Учению, переполненные оккультной романтикой и стремлением к познанию таинственного. Само по себе это не столь дурное свойство в начале пути, но после нескольких лет занятий Учением тяга к контактерству начинает выглядеть чем-то неприличным. Сколько людей из числа даже авторитет­ных рериховцев купились на книги про Анастасию и под подушкой втайне от руководства читают опусы Профетов или послания различных центров, школ, ашрамов (не буду называть – каких, чтобы не делать им лишней рекламы). Это при том, что в руках у них книги Живой Этики, Абрамова, Блаватской, Учения Храма, не говоря уже о первоисточниках основ­ных мировых религий. Справедливости ради отмечу, что неко­торый отток рериховцев в область контактерства вызван тем, что мы, на мой взгляд, иногда слишком явно сводим Учение к некой культурно-пропагандистской работе, очень важной и нужной, но все же не являющейся единственным пластом, или слоем, такого многостороннего духовного феномена, каким является Живая Этика. Соприкосновение с ним и попытка сле­довать ему вызывает у многих людей самые разнообразные тон­кие реакции, изменения в организме, в психике и энергетичес­ком существе, с которыми самому человеку разобраться крайне трудно. Такие люди не обязательно относятся к категории медиумов или завсегдатаев экстрасенсорных кружков и сало­нов, а феномены, происходящие с ними, могут быть вызваны даже одним только чтением Учения. Они нуждаются в под­держке, мудром внимании и заботе. Если же мы из опасения в потакании низкопробному контактерству будем игнорировать этих людей, предоставлять их самим себе, критиковать за их неизбежные вопросы о том, что с ними происходит, – всем этим, мне кажется, мы можем оттолкнуть самую тонкую и пас­сионарную часть будущих сотрудников. И трудно будет упрек­нуть их за то, что они по неизбежности придут в такой центр, где им будет уделено значительно больше внимания. Лично я не отдавал бы область тонких феноменов, происходящих с человеком, и вопросы, касающиеся психической энергии, в руки шарлатанов. В свое время я слышал от одного компетент­ного православного человека, что когда подобные тонкие феномены возникают у прихожан, священнослужители обычно предлагают им два пути: ехать в Лавру общаться с о. Кириллом и о. Наумом – наиболее признанными духовидцами РПЦ, или же обращаться в психиатрическую больницу. Не будем уподо­бляться им.

            На этом я благодарю тех, кто слушал мое выступление. Если мои слова вызовут какие-то размышления или какую-то дискус­сию, мне кажется, это будет полезно для того, чтобы оживить некоторые подходы, некоторые моменты.




Baltu klubs | Sociopsiholoěijas asociâcija | Lielâs Mâtes Sapulce | Lâču kopa